Назад к списку Аналитика

Другой уровень игры: Зачем главный редактор GQ перешел в медиагруппу Прохорова

Медиагруппа "ЖV!", принадлежащая бизнесмену Михаилу Прохорову, в последнее время активно занималась перестройкой активов и сменой своей команды. В начале января подтвердились уже ходившие ранее слухи - о том, что Николай Усков, главный редактор журнала GQ, встанет во главе медиагруппы и входящего в нее проекта "Сноб". Николай Усков рассказал "Ленте.ру", что изменится в медиагруппе под его началом.

"Лента.ру": Почему вы вдруг решили уйти в медиа-группу "ЖV!" из журнала, с которым работали восемь лет? Ведь GQ - журнал, не похожий на "Сноб" или "Русский пионер". Для вас это осуществление каких-то идей, которые вы не могли реализовать в GQ?

Николай Усков: Я бы не сказал, что здесь есть какая-то драма, просто восемь лет для меня - критический срок, я давно хотел заниматься чем-то новым. В принципе, я один из самых опытных, хотя бы по выслуге лет, редакторов мужского глянца - 10 лет главный редактор, хоть и в разных журналах. Разумеется, мне пора выходить на другой уровень игры, по крайней мере попробовать выйти. Все проекты медиа-группы "ЖV!" представляются мне любопытными. Уверен, что я смогу принести им много пользы.

Какие задачи перед вами поставило руководство?

В первую очередь, добиться успеха. В принципе, за три года существования продуктов группы "ЖV!" они все стали сильными брендами, что уже немало. Одновременно, конечно, есть и бизнес-задачи, есть задачи по повышению их влияния, все это очень легко реализуемо.

Вы говорите о повышении влияния изданий. Формирование новой команды в медиа-группе "ЖV!", и в "Снобе" в частности, по времени совпадает с предвыборной гонкой. Будет ли медиа-группа затачиваться под предвыборную кампанию Михаила Прохорова, усиливая свое влияние на политическом поле?

Мне кажется, в СМИ сложились определенные правила отношений с владельцами. Владельцы уважают право журналистов на собственную позицию, и я абсолютно доверяю Михаилу Дмитриевичу - он никогда не вмешивался в редакционную политику своей издательской группы и вмешиваться не собирается. Безусловно, мы будем освещать его деятельность в журнале, поскольку он является сейчас одним из хэдлайнеров, но я уверен, что это не будет выглядеть, как какая-то преференция. Conde Nast, в котором я сейчас работаю, - это тоже стопроцентно частная компания. Один из ее руководителей голосует за демократическую партию США, но это не мешает его журналу высказывать и другие точки зрения, иногда поддерживать оппонентов демократической партии. Я придерживаюсь право-либеральных взглядов, однако в журнале GQ были интервью и с Прохановым, и с Леонтьевым, и с официальными представителями власти. Я думаю, что никакой политической ангажированности в медиа-группе быть просто не может, потому что таковы требования профессиональной этики.

Компании Прохорова в последнее время были очень активны на медиа-рынке, ходили слухи об инвестициях в канал "Дождь" и о намерениях купить "Коммерсантъ". Складывается такое впечатление, что это некая попытка объединить главные интеллектуальные российские СМИ. Вы будете во главе медиа-группы Прохорова: есть ли у вас какие-то идеи по расширению группы, по дальнейшему продвижению в этом направлении?

За 20 лет в России возникло сравнительно немного собственных национальных медиа-брендов. Если говорить про печатные СМИ, то это газета "Коммерсантъ", журнал "Афиша" и медиа-холдинг РБК. Это очень мало. Я считаю, что сегодня пришло время для создания нового национального медиа-ресурса. Это должны сделать мы (я имею в виду, мы - русские), потому что международные издательские дома, которые работают в России, очень успешные и крупные, тем не менее, видят нашу страну где-то между Кореей и Бразилией и рассматривают ее как источник, прежде всего, сверхприбылей. С моей точки зрения, это не совсем справедливо. Мы вполне можем сделать ресурс под себя, ресурс, который будет работать на всю страну. В этом смысле мои взгляды абсолютно совпадают со взглядами Михаила Дмитриевича. Он неоднократно говорил, что хочет жить и работать в России, что ему здесь нравится. Мне тоже нравится в России, я хочу здесь жить и работать, и мне кажется, пришло создавать свое и под себя.

Помимо самой медиа-группы, вы также возглавите проект "Сноб", возможно, самый интересный в "ЖV!". Одна из главных его проблем - проблема окупаемости. Есть ли у вас какие-то идеи, как сделать проект финансово успешным?

Мне кажется, что за последний год "Снобу" удалось многое сделать именно с точки зрения оптимизации расходов и аккумуляции новых доходов. Он стоит на совершенно правильном пути. Я думаю, что здесь есть две параллельные задачи: с одной стороны, есть бизнес-задача, то есть продолжение заданного курса, привлечение новых рекламодателей. С другой стороны, привлечь новых рекламодателей невозможно без некоторой корректировки редакционного курса. В принципе, мне кажется, что у "Сноба" значительно меньше проблем, чем видится со стороны.

Насколько сильно изменится редакционная политика "Сноба"? Я так понимаю, что это довольно сильно беспокоит членов клуба, которые сейчас активно это обсуждают на сайте.

Я полагаю, что существует видение владельца, мое видение, а есть видение членов клуба "Сноб". Это необязательно совпадающие видения. История, за которую отвечают журналисты и редакторы - это продукт, адресованный все-таки широкому кругу людей, продукт, который продается в магазинах. Клуб "Сноб" - это онлайн- и офлайн-объединение людей, которых несколько меньше, чем читателей журнала. Если бы журнал "Сноб" распространялся только среди членов клуба, это была бы другая история, мне понятная. Но поскольку он распространяется все-таки свободно, есть определенная ответственность руководителя этого журнала перед более широкой читательской аудиторией. В конце концов, редакторы и журналисты предлагают тот или иной продукт, а читатель (в данном случае член клуба мало чем отличается от обычного читателя) решает, нравится ему это или не нравится, и голосует рублем. Поэтому все будет зависеть от того, сумеем ли мы предложить интересный проект - я уверен, что сумеем.

Суть проекта "Сноб" была как раз в том, что первоначально он адресовался довольно узкой аудитории - это бизнес и интеллектуальная элита, "глобальные русские". Значит ли это, что вы будете как-то расширять аудиторию, популяризироваться?

Понимаете, все умные, серьезные средства массовой информации в России адресованы очень узкой аудитории: тираж газеты "Коммерсантъ" - сто тысяч экземпляров, тираж журналов GQ, Esquire, "Афиша" - примерно столько же. Наша аудитория в принципе небольшая. Очень важно, с точки зрения бизнеса, занять существенное, респектабельное место в этой нише, то есть превратиться в журнал, без которого человек месяц не готов прожить. Он должен покупать его, потому что ему интересно, о чем там пишут. Я уверен, что я с этой задачей справлюсь, я с ней справлялся последние восемь лет, и, по-моему, вполне неплохо - во всяком случае, хозяева GQ не жаловались.

Что будет происходить с сайтом? Будете ли вы все-таки делать упор на развитие журнала (то есть то, о чем вы сейчас говорили) или на развитие сайта?

Современные СМИ - мультимедийные, потому что этого, прежде всего, хочет читатель. Невозможно, когда человек живет в Фейсбуке, в Твиттере, в блогах, предлагать ему принт, который не имеет одновременного extention со всеми теми сервисами, которые предлагают социальные сети. Сейчас вообще без сайта, без iPad-приложения довольно трудно удовлетворить запросы читателя. Чтобы оставаться современным, актуальным журналом, нужно, безусловно, очень много работать над развитием сайта.

Вы сообщили в интервью изданию "Маркер", что собираетесь забрать с собой часть команды из GQ. Они будут работать в медиа-группе или в “Снобе”? Сколько примерно человек может перейти с вами?

Конкретно я сейчас ничего говорить не буду. Как совершенно справедливо отметил господин Прохоров в своем твиттере - и я благодарен ему за высокую оценку - "это лучшая команда на рынке интеллектуального глянца в России". Мы работаем вместе много лет, но, безусловно, со мной перейдут те сотрудники, которым это предложение покажется интересным.

В последнее время редакция самого журнала "Сноб" и его сайта сильно сократилась. Будете ли вы приглашать туда новых людей? Есть ли идеи по привлечению каких-то крупных журналистов, не из GQ?

Я человек команды, и я считаю, что в GQ работают действительно лучшие, что подтверждают, в частности, финансовые показатели журнала. В GQ работают первоклассные профессионалы, я им очень доверяю и не решился бы, честно говоря, без их поддержки начинать какое-либо новое дело. Поэтому, прежде всего, я буду опираться на своих коллег и товарищей. Тем не менее, в том же "Снобе" работает Сергей Николаевич, опытнейший редактор. Я просто сейчас действительно не готов говорить, кто еще может понадобиться и на каких позициях. Буду разбираться.

Что будет с GQ, как вам кажется? Советовались ли с вами по поводу кандидатуры нового главного редактора GQ?

Безусловно, советовались. Я считаю, что выбор Михаила Идова очень удачный, все-таки это не чужой журналу человек, он был и "Писателем года", по мнению наших читателей, и уже около года пишет колонки в GQ. Я желаю ему удачи.

Беседовала Елизавета Сурганова