Назад к списку Аналитика

Гадание на кризисе, или возвращение к реальности

Портал MediaJOBS.RU продолжает анализировать влияние кризиса на медиа, и, в частности, на кадровую составляющую. Эксперты из разных сфер медиаиндустрии высказывают свою точку зрения на происходящее. «Кризис – время учиться», - так считает Анна Качкаева, зав. кафедрой телевидения и радиовещания факультета журналистики МГУ, научный руководитель Высшей школы журналистики ГУ-ВШЭ.

Первая волна кризиса в медиа уже нахлынула. Мне в последнее время пришлось разговаривать с руководителями крупнейших национальных производящих и вещательных компаний, и я для себя сделала выводы по поводу этой первой волны. Начались и ожидаются сокращения зарплат на 30% , понижение в статусе (сокращение количества замов, например) и отказ от бонусов для менеджеров, что отчасти уже реальность. Началась первая волна сокращений, на некоторых каналах и в производящих компаниях она составляет уже 20%, в течение месяца (разговор происходил в конце ноября 2008 г. – прим. ред.) подойдет к 30%. Трудно сейчас сказать, только ли с кризисом связаны увольнения: то ли менеджеры страхуются, боясь грядущих проблем, делая более эффективным нынешнее состояние компании, или, все-таки, на кризис списывается прошлое неэффективное руководство.
 

Еще один очень важный вывод из первых реакций на кризис: в лучшем положении сейчас, осенью 2008-го, оказались маленькие производящие компании. Они могут переконфигурироваться внутри себя, могут заморозить часть проектов, перераспределив функции. Они и раньше так жили, потому что вынуждены были считать деньги. Сейчас у них гораздо больше возможностей выжить, чем у гигантов, которым приходится «по частям отрубать хвост».
 

Очевидно, что начался процесс и избавления от «балласта» «жирных лет» - то есть, от не очень эффективных, без проблем увольняемых (отсутствие нормального трудового договора, личные качества, положение в коллективе) или не очень нужных сейчас сотрудников («способный, но еще не придумал, что ему делать», «перспективный внештатник» по договору, привычный и давно работающий «предпенсионер», «советники» разного толка и свойства, и пр). До конца пока не очевидно, почему это происходит: то ли потому что эти люди раньше были неэффективные или потому что сейчас для «чистки» ситуация удобная. Наконец, из экономии в компаниях стали избавляться, и это факт, от необязательных активов, без которых основное производство может обойтись. Прежде всего, это отделы спецпроектов, учебные отделы, отделы персонала, программы и проекты, что называется, не «первополосной» тематики (поджимают утренние шоу, кое-где даже закрывают спорт и другие тематические, нишевые специализации в универсальных проектах, замораживают вакансии). Не говорю уже о «заморозках» в производстве гораздо более масштабных и долгосрочных проектов – кино, сериалов.
 

Я считаю, что у медиаобразования есть шанс подняться на этой волне. Устойчивый спрос очевиден, это связано с некоторыми обстоятельствами. Во-первых, образование – это всегда консервативное и долгосрочное вложение: те, кто начал учиться, все равно уже заплатили раньше, настроены продолжать платить и готовы учиться независимо от происходящего. Второе обстоятельство: в момент кризиса образование как открытие новых возможностей – это перспективная формула.
 

Высшая школа экономики сегодня не только подняла в два раза стоимость программы МВА, но и разработала несколько индивидуальных программ с откликом на рынке, потому что некоторые наши миллиардеры, владельцы крупнейших бизнесов, заказали себе индивидуальную программу. Им 20 лет некогда было учиться, теперь они вызывают на дом профессуру с просьбой объяснить, что же такое произошло, и почему мы оказались там, где оказались. Это не шутка, это – реальный факт.
 

Не случайно именно сейчас интерес к российским медиаобразовательным программам и нашим будущим кадрам проявляют иностранные коллеги. За последний месяц мне пришлось общаться с представителями трех школ по коммуникациям Европы и Америки. Помимо школ при университетах, это школы, связанные с индустрией. Так, например, Нью-Йоркская академия кинобизнеса по структуре и содержанию очень похожа на программу допобразования Высшей школы журналистики при ВШЭ или совместную программу кафедры ТВ и РВ факультета журналистики МГУ и Авторского телевидения (АТВ). Все активнее развиваются мультимедийное направление. Все подобные школы коммерческие, и гибко ориентируются на среду.
 

Понятно, что рынок большой, а кризис не вечен. Индустрия уже инкорпорировалась в европейский и глобальный рынок. Молодость сотрудников все больше позволяет им общаться на одном языке с их коллегами и преподавателями во всем мире. Поэтому ясно, что и у образовательных проектов нарастает конкуренция.
 

Все программы, ориентированные на индустриальные площадки, связаны с необходимостью переподготовки тех, кто уже работает, и с еще тремя обстоятельствами: мобильностью, то есть приспосабливаемостью к потребностям рынка, ставкой на технологические навыки и быстротой овладения ими, и, наконец, сочетанием модульных практик по адаптированным университетским методикам, которые в традиционных вузах не очень распространены, а в программах допобразования очевидны. Они включают все, от теории организации до истории театра. Это дает толчок к процессу обучения, расширяет горизонты и предоставляет возможность быстрого обучения специалиста, который может быть адаптирован к разным средам.
 

Анализ образовательных услуг этого года позволяет предположить, что топ-менеджеры в медиа будут появляться по-прежнему из разных сфер, но, как правило, из сфер, связанных с медиауправлением. Все-таки, на тех, кто «чует» потребителя и атмосферу внутри и вокруг отрасли, не учат. Они подрастают. Средний же менеджмент, люди, которые реализуют задачи - это и продюсеры, и среднее звено управленцев – редакторы, выпускающие, руководители групп и пр. – должны быть связаны с широким гуманитарным знанием и знакомы с современными технологиями, а также с представлениями о социальных науках. Ожидание таких «полифоничных» людей – это, очевидно, ожидание и будущего рынка, когда он выйдет из кризиса. Не случайно в Гражданском кодексе, принятом в январе 2008 года, продюсер определяется как «производитель интеллектуальной собственности», чего раньше не было. Это касается и среднего звена менеджмента, которое есть везде – и в редакциях информации, и в производящих компаниях, и того, что я называю «многоформатной» ( для аудивизуальных СМИ, прежде всего) и «мультимедийной, универсальной, конвергентной журналистикой» - людей, способных работать для разных медиаплатформ, независимо от того, «заточены» ли они только на телевидение.
 

Косвенным подтверждением тому, о чем я говорю, являются наборы на те программы, о которых я могу судить не понаслышке – и на журфаке МГУ, и в Высшей школе экономики. Успешными и перспективными программами для нас становятся так называемые программы «дополнительного образования» на индустриальных площадках, где обучение делится поровну между университетскими преподавателями и специалистами из индустрии.
Один из постоянно действующих проектов - Высшая школа телевидения при кафедре телерадиовещания МГУ совместно с производящей вещательной компанией АТВ (9-месячная программа с обязательным дипломным проектом, который снимается на базе телекомпании). Набор в 2008 году – четвертый – самый многочисленный. В этом же году состоялся первый набор на уникальную программу – «Школа мультимедийной журналистики». Это совместный проект Высшей школы журналистики ГУ ВШЭ, РИА-Новости и Интерфакса. В РИА – одном из крупнейших агентств – уже действуют конвергентные мультимедийные платформы, когда телевидение, радио, он-лайн текст, инфографика и пр. живут «в одном флаконе», а люди работают в изменившихся условиях информационной среды – не столько с темами и конкретным их воплощением в тексте или в картинке, а с «сюжетом», когда тема может быть развернута, дополнена, спродюсирована, сервирована на разные медиаплатформы и для разного типа восприятия. В мае будет первый выпуск, посмотрим, как эти «универсалы» будут работать.
 

И, наконец, сейчас, возможно, стоит внимательно смотреть на пилотные проекты, в которых участвуют молодые, в частности, студенты журфака (не важно, пробы ли это для малоизвестных интернет-порталов, создание собственных радиостанций в сети, пробы на Podстанция.ru , попытки «пилотных» программ для мобильного телевидения на «Вести-24» , или «Стрим-контента», поиски визуального языка для Russia.ru и др.). Это не только необходимость быть готовыми увидеть потребителя и производителя будущих медиа, это еще и возможный источник перемен. Кризис, как показали предыдущие 20 лет, способствует смене команд. Для того чтобы появился новый язык, новые смыслы и переформатировалось отчасти само телевидение, помимо крепких действующих профессионалов к ним должна «прислониться» эта свежая кровь, которая даст новый толчок рынку.