Назад к списку Аналитика

Константин Огнев: «Кризис в образовании начался в 90-х, когда была разрушена связь между теоретической подготовкой и производственной базой»

Сложившуюся на сегодняшний день ситуацию в сфере подготовки профессионалов для телевидения и радиовещания никак нельзя назвать однозначной. С одной стороны, есть вузы, которые ежегодно выпускают все новых журналистов, режиссеров и инженеров, с другой – технический и информационный прогресс, который делает неактуальными еще вчера необходимые знания. Находят ли в этой ситуации точки соприкосновения образовательные структуры и работодатели, какие проблемы, связанные с обучением новых людей, приходится решать и тем, и другим, порталу MediaJOBS.RU рассказывает Константин Огнев, ректор Института повышения квалификации работников телевидения и радиовещания.

Сложившуюся на сегодняшний день ситуацию в сфере подготовки профессионалов для телевидения и радиовещания никак нельзя назвать однозначной. С одной стороны, есть вузы, которые ежегодно выпускают все новых журналистов, режиссеров и инженеров, с другой – технический и информационный прогресс, который делает неактуальными еще вчера необходимые знания. Находят ли в этой ситуации точки соприкосновения образовательные структуры и работодатели, какие проблемы, связанные с обучением новых людей, приходится решать и тем, и другим, порталу MediaJOBS.RU рассказывает Константин Огнев, ректор Института повышения квалификации работников телевидения и радиовещания.

Чтобы ситуация была яснее, мне придется вернуться к началу 90-х годов, когда я в качестве декана сценарно-киноведческого факультета работал во ВГИКе. Именно тогда в силу экономических обстоятельств была разрушена связь между теоретической подготовкой и производственной базой. Если в годы моего студенчества (кстати, в дипломе у меня записано «киновед-редактор», не просто «киновед», как пишут сегодня) за время обучения я обязан был пройти два месяца практики на «Мосфильме», месяц – на телевидении, месяц – в редакции журнала, и, таким образом, базовое классическое гуманитарное образование органично совмещалось с практикой, в рамках которой каждый из нас мог выбрать себе будущую работу, то с начала 90-х эта связь была разрушена.

Не понаслышке знаю, что подобные процессы шли и в других высших учебных заведениях. Более того, во многом благодаря бурному развитию телевидения вгиковец-первокурсник, обладающий минимальными творческими способностями, оказывался востребованным на рынке, его моментально брали на работу, и трудно было осуждать молодых людей, большая часть которых вынуждена была элементарно содержать себя. Учеба оставалась на втором плане. И мало кто из этих молодых людей вовремя мог осознать, что конвейерное производство требует постоянного обновления, что без серьезной теоретической базы невозможен и процесс дальнейшего творческого роста.

Конечно, отрасли нужны специалисты, которых необходимо «доводить», оттачивать под интересы производства. И сделать это возможно только в условиях производства. Но для этого и производственники должны думать не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне. И строить партнерские отношения с образовательными структурами в расчете не на сиюминутную отдачу, а на перспективу.

Я думаю, что сегодняшняя кризисная ситуация, когда идет сокращение кадров, должна дать возможность руководителям кино-, теле- и радиокомпаний задуматься и сформулировать, кто в первую очередь им нужен, каким потенциалом творческих, производственных и экономических знаний этот человек должен обладать, и кто должен определять политику в подготовке необходимых кадров. Потому что, в любом случае, разрыв, который сложился сегодня между образовательными структурами и производящими компаниями, ни к чему хорошему не приведет.

За тот год, что я работаю в качестве ректора ИПК, мы находимся в постоянном диалоге с теми, кто реально стремится вникнуть в суть проблемы. Мы нашли взаимоприемлемые формы сотрудничества с такими известными производителями контента, как Александр Акопов и Юрий Беленький, совместно с руководством ВГТРК ищем новые направления в подготовке сотрудников информационных программ. Только в таком диалоге возможен позитивный результат, ибо мы опираемся на классическую модель творческого образования, сформировавшуюся за десятилетия, а наши партнеры отталкиваются от многообразия экономических и производственных проблем, где творческая составляющая находится далеко не на первом месте. По счастью, мы двинулись навстречу друг другу, но желаемый результат – это вопрос не одного дня.