Назад к списку Аналитика

Маргит Кеттерле, управляющий редактор подразделения non-fiction издательства Droemer Knaur: «Она должна свалиться читателю на голову»

Управляющий редактор подразделения non-fiction издательства Droemer Knaur Маргит Кеттерле считает, что главный признак качественной публицистики - ее точность. Беседовал Александр Соловьев.

Управляющий редактор подразделения non-fiction издательства Droemer Knaur Маргит Кеттерле считает, что главный признак качественной публицистики - ее точность. Беседовал Александр Соловьев.
Немецкая издательская группа Droemer Knaur создана Теодором Кнауром (Theodor Knaur) в 1884 году. Книги Droemer Knaur печатаются на более чем 100 языках по всему миру. В 2007 году группа Droemer Knaur заняла 20-е место среди 100 крупнейших издательств Германии. Количество работников: 154. Объем продаж: ?71,1 млн на рынках Германии, Австрии и Швейцарии. Новинок в год: 549 (включая книги в мягкой обложке).
Что собой представляет книжный рынок Германии?
— Главные игроки здесь — три крупных конгломерата, контролирующих разные по величине издательские компании. Это The Bonniers Media Holding — шведский гигант, имеющий очень сильные позиции в Германии; The Random House Group, принадлежащая немецкому медиагиганту Bertelsmann; Holtzbrinck Group, которой, в частности, принадлежит половина Droemer Knaur. Среди наиболее авторитетных издательств, специализирующихся на публицистике, можно назвать Fischer, Hanser, Campus or Hoffman & Campe or DTV (German Paperback Publishing House) и другие.
В каком сегменте вы лидеры?
— В сегменте мемуаров и биографий мы безусловные лидеры рынка. Очень популярны наши книги о медицине, кулинарии, здоровом образе жизни. На рынке массовой литературы в мягких обложках нашим главным конкурентом выступает лидер рынка Goldman (Random House).
В чем ваше главное конкурентное преимущество?
— Прежде всего в отлаженных отношениях с авторами и широких контактах со СМИ. Мы в Droemer знакомы со всеми лучшими журналистами лично и поддерживаем с ними тесную связь. Мы знаем, к кому подойти, например, с такой идеей: "Нам нужна актуальная, острая и дискуссионная книга о Китае через восемь недель". И мы получаем такую книгу. Другая составляющая нашего конкурентного преимущества — очень мощная команда по продажам.
Насколько издание публицистики выгодный бизнес?
— Точных данных по рынку у меня нет, но наше подразделение, занимающееся нехудожественной литературой, достаточно выгодное предприятие. Мы издаем примерно треть всех книг Droemer Knaur, и примерно треть всего нашего портфеля — публицистика (включая мемуары и биографии).
Что такое качественная публицистическая книга?
— (Без паузы.) Во-первых, это точная книга. Во-вторых, книга яркая, зажигательная и острая. В ней должен слышаться голос журналиста, автора, должна быть его позиция.
А что сделает хорошей книге хорошие продажи?
— Прежде всего надо найти лучшего автора для темы, которая затрагивает публику за живое. Я имею в виду, что этот автор должен дать людям то, что им требуется: информацию, сочувствие, воодушевление — что угодно. Более того, книга должна ставить такие вопросы или предлагать такую трактовку, которую люди еще не получали из СМИ или других книг. При этом она должна появиться в исключительно благоприятный момент — практически свалиться читателю на голову. Так что хорошие продажи обеспечивают автор, тема и верный выбор момента.
То есть автор и издатель должны просто следовать пожеланиям читателей? Не создавать их?
— Напротив! Надо предугадать, предвидеть этот интерес. Сегодня мы должны знать, что захотят прочесть в 2009 году.
Какие сейчас "горячие" темы в Германии?
— Ну, не говоря уж об Олимпиаде, это Китай. Издано множество книг о том, что Китай станет мощнейшей экономической державой, и, пожалуй, настало время обратить внимание на политическое развитие Китая. В 2009 году в Германии пройдут выборы, а социальные проблемы Германии в последнее время заметно обострились. Речь идет, в частности, о растущем разрыве между богатыми и бедными, что чрезвычайно злит людей.
А что читаете вы? И сколько?
— Я читаю очень много, 24 часа в сутки. Ну почти: когда я не сплю, я читаю. К сожалению, приходится еще и заниматься управлением. На отдыхе — художественную литературу, а на работе — все, что связано с работой, а в год мы издаем порядка 150 нехудожественных книг в мягкой обложке и около 60 — в твердой.
И вам приходится все это читать?
— Во всяком случае, я должна это делать или по крайней мере понимать, как эта книга написана. У нас работают прекрасные редакторы, и я вполне могу на них положиться. Но я должна знать, о чем наша книга,— хотя бы для того, чтобы отвечать на вопросы СМИ. На самом деле, конечно, издатель должен точно знать, что он издает.
Интернет, переход книги в цифру — один из самых модных трендов. Не убьет ли это в конце концов саму книгу?
— Может быть, это и произойдет, но я вряд ли до этого доживу. Я никогда еще не видела устройства, которое приносило бы мне хотя бы столько же удовольствия при чтении, сколько способна доставить книга. Другое дело, что сам бизнес, способ организации этого процесса поменяется кардинально. Чтение книг тоже уход в некую иную реальность от обыденного мира, но она отличается от виртуальной, цифровой реальности.
 

КоммерсантЪ