Назад к списку Профессия и карьера

Александр Маленков: «Задача главного редактора – построить механизм, который работает, а потом любоваться, как он работает без твоего участия»

На вопросы MediaJOBS.RU о профессии и карьере отвечает Александр Маленков - главный редактор журнала «Maxim». Общий стаж работы в профессии - 14 лет. В 2000 году - редактор интернет-портала estart.ru. 2001 – редактор, затем – заместитель главного редактора журнала «Men’s Health». С 2002 года - главный редактор журнала «Maxim».

Александр, расскажите, пожалуйста, о профессии главного редактора журнала вообще и об особенностях работы главного редактора такого издания как «Maxim».

Работа главного редактора – это сочетание творчества и менеджмента, 50 на 50. Конечно, переключаться с творческого процесса на руководство и организацию довольно трудно, ведь этими процессами занимаются разные полушария мозга. При этом нужно понимать, что творчество для главного редактора – это, скорее, не самостоятельное создание какого-то продукта, а режим оценки того, что произвели другие. Если ты правильно построил работу, то тебе приходится быть фильтрующим звеном в производственной цепочке. Ты получаешь некие полуготовые куски работы и должен решить, что с ними делать дальше.

Как у любого начальника творческой группы, у главного редактора должен быть в голове уже готовый продукт. Если главный редактор, руководитель не знает, чего он хочет получить в итоге – это сразу все чувствуют. Всегда большое уважение вызывает начальник, по которому видно, что он уверен в том, что делает. Ему готовы прощать жесткий характер, переработки, если понимают, что у него есть цель, к которой он ведет команду.
Наш журнал практически ничем не отличается от других, может быть, разве что некой приятной широтой интересов. Мы не обязаны писать о продуктах, об одежде, автомобилях в большей степени, чем это нужно читателю. Это такой идеальный набор мужских интересов без перегибов в коммерческие истории. Маркетинг сильно влияет на содержание многих изданий, а вот в журнале «Maxim» это влияние минимально.

От каких профессионалов в первую очередь зависит успех журнала сегодня, в условиях падения рынка печатной прессы, перехода большой части читающей аудитории в интернет?

От всех зависит, естественно. Редакторы, дизайнеры, фотографы – вот три основных составляющих. В идеале хочется, чтобы все работали слаженно. Конечно, приходится чуть больше напрягаться, делать журнал удобным, чтобы люди выбирали именно его. Я, например, поклонник крупного шрифта. У нас очень крупный шрифт по сравнению с другими журналами. Конечно, это оставляет меньше места для маневра дизайнера – мы не можем делать узкие колонки, маленькие подверсточки, но зато любая бабушка может взять и прочитать без увеличительного стекла.

Индустрия не очень изменилась с приходом интернета и прочих соблазнов. И держится она за счет того, что бумажный журнал очень мобилен и надежен как носитель: его можно брать жирными пальцами, сгибать, не нужно думать, что он треснет, как стекло планшета, его не нужно включать в розетку, можно брать в ванную, на пляж. Как только появится какое-то электронное устройство, которое можно сворачивать, складывать и раскладывать – тогда журналы закончатся. А пока интернет для нас опасности не представляет.

Какие  профессионалы в редакциях журналов и в издательском бизнесе в целом, на Ваш взгляд, сегодня в наибольшем дефиците?

Хороших специалистов вообще найти сложно. Желающих – масса, но стоящих мало. После ухода нашего арт-директора, мы два года не могли найти ему замену. Даже за границей пытались нанимать. Потом он просто вернулся к нам.

Дизайнеров найти труднее, чем, например, редакторов. Нам нужен творческий подход, когда дизайн переходит в художественное самовыражение. В очень большом дефиците специалисты, которые знают школы журнального дизайна, умеют работать со шрифтами, понимают, что это многолетняя, вековая традиция, преемниками которой они являются, а не просто - освоили программу и верстают «квадратно-гнездовым» методом. Потому что это искусство – располагать информацию и изображения на бумаге.

Как относятся главные редакторы и сотрудники редакции глянцевой прессы к клану их коллег в деловых, социально-политических СМИ?   

У нас, работников глянца и развлекательных печатных СМИ, есть некая ревность к настоящим журналистам. Мы все себя чувствуем немножко ненастоящими. Потому что настоящий журналист под свист пуль берет интервью у политиков и героев. А у нас все вылазки из редакции – это, как правило, пресс-тур на презентацию новой бутылки какого-нибудь виски. Нас не цитируют. Другое дело, что можно и в своем жанре заметно выступить. И мы стараемся – вот, недавно выпустили серию предвыборных плакатов. И каждый раз, когда наше произведение становится в интернете вирусом, начинает жить своей жизнью – это приятно.

В глянцевом журнальном бизнесе очень много халявы - нас без конца возят в заграничные поездки, что-то показывают, «облизывают», наш уровень жизни как бы авансом немножко более высок, чем должен быть. Возможно, общественно-политические журналисты мечтают в глубине души тоже, чтобы им давали скидочные карточки, приглашали на закрытые распродажи…

Мне кажется, газетчики чувствуют себя хуже всех. Этим рабочим муравьям журналистики, по-моему, никто не завидует. А вот по сравнению с телевизионщиками, конечно, все чувствуют себя на вторых ролях, потому что есть ощущение по-прежнему (я надеюсь, что скоро оно пройдет), что телевидение – это главное медиа.

Зато по сравнению с интернетом мы чувствуем себя куда более настоящими, потому что интернет – вещь мало осязаемая. Я сам работал 10 лет назад на одном портале, столько было усилий в него вложено, а сейчас проект закончился и увидеть то, что было сделано тогда, невозможно уже нигде.  А то, что я делал 10 лет назад на бумаге, по-прежнему можно найти и прочитать.

Как бы  вы определили разницу в требованиях к журналистам, корреспондентам,  редакторам, арт-директорам и  фотографам в сегментах деловой, новостной и глянцевой журналистики сегодня?

Конечно, в глянце форма намного важнее, чем в деловой прессе, где она помогает просто донести содержание. В глянцевом журнале форма самоценна, все, что мы делаем, должно быть, в первую очередь, красиво. Целый разворот журнала может быть красиво снят, сколлажирован – даже без текста. Соответственно, требования к арт-директору в глянце особые.

Кроме того, в глянцевых ежемесячниках предполагается более художественный уровень текстов. Поскольку мы пишем не на злобу дня, наши тексты не могут соревноваться в информативности с еженедельниками, тем более с газетами. Мы больше ориентированы на вневременные ценности, соответственно, и литературная ценность текстов должны быть выше. Так что и требования к тому, как автор владеет русским языком выше.

Вы пришли в сферу медиа, не имея профильного образования. Это Вам мешает или помогает? Советуете ли Вы получать обязательно  профильное образование тем, кто планирует найти работу в журналах и другой прессе?

Мне мое техническое образование очень помогает в том, чем я занимаюсь, потому что в работе главного редактора очень важно системное мышление. Журнал – это машинка, ее нужно спроектировать. Чтобы все шестеренки крутились, не заедали. А потом любоваться, как он работает, без твоего участия.

Может быть, это самоутешение, но я люблю говорить, что не верю в академическое образование, почти ни в какое. Конечно, когда это не связано с очень узкими специальностями – понятно, что врач или оперный певец не может быть самоучкой. А вот самоучки – творческие работники – запросто. Я очень люблю пишущих людей с техническим образованием. Очень приятно, когда человек бойко пишет и при этом разбирается в том, как устроен этот мир. Умный человек – в том числе, человек, обремененный некими знаниями. И чем их больше, тем интереснее его читать.

Опираясь на Ваш  личный опыт и опыт Ваших коллег, скажите, есть ли типичные шаги в успешной карьере от выпускника  университета до главного редактора?

Во-первых, для того, чтобы, в конце концов, стать главным редактором, человек должен обладать конкретным набором качеств. Нужно уметь хорошо писать на разные темы, а не только на те, которые интересны. Важно использовать свое владение языком просто как инструмент. Человек должен обладать широким кругозором, быть осведомленным практически обо всем, не обязательно глубоко, но в разных областях.
Нужно знать английский обязательно, потому что огромное количество информации можно найти только в англоязычных источниках. Нельзя быть социопатом, необходимо уметь прилично выглядеть, общаться с людьми и быть милым. Нужно владеть искусством компромисса, уметь обуздывать свой перфекционизм, который тоже должен быть. Необходим баланс между желанием сделать работу безупречно и умением уложиться в сроки и в бюджеты.

А главное - нужно понимать, главным редактором чего именно ты хочешь быть. Должно быть не все равно, в каком издании работать – в развлекательном, общественно-политическом, деловом. Путь очень простой: автор, постоянный автор, редактор, заместитель главного редактора, главный редактор.

Начинаем с авторства. Ты открываешь журнал, в котором хочешь быть автором, и смотришь, что бы ты мог написать так же или лучше. Желательно – лучше. Очень часто мне пишут: «Я готов писать для вашего издания, дайте мне тему». Когда журнал выходит каждый месяц, редактору нужно придумать к номеру 25 тем, у него головной боли хватает и без новоявленных талантов. Поэтому не нужно осчастливливать редактора сообщением о том, что ты «готов писать». Сначала нужно обязательно похвалить: «Ваш журнал самый лучший, но я считаю, что его можно сделать еще лучше! Например, завести такую-то рубрику или написать на такую-то тему». Любой редактор после этой фразы просто растает. Потому что ты всегда выпускаешь свой журнал в свет с ощущением, что он может быть лучше. А тот, кто с тобой делит это ощущение, конечно, сразу становится единомышленником. Можно предложить несколько тем для статей и спросить, с какой начать. Если редактор - профессионал, он вступит с тобой в диалог. Нужно писать, сверяясь с интонацией журнала, но не копируя ее, а развивая. Нормальный редактор сразу увидит потенциал.

Если ты стал постоянным автором, который пишет каждый месяц, рано или поздно тебя позовут в штат - младшим редактором, стажером, редактором на сайт – и вот она, первая ступенька. Дальше уже не нужны советы, как стать главным редактором. Делай свое дело, и тебе будут поручать чуть больший фронт, потом еще, еще… Остальное – дело времени и профессионализма.

Прогнозируете ли Вы очередное сокращение рынка вакансий в печатных  СМИ в 2012 году?

Чем чаще выходит издание, тем больше оно страдает от интернета. Я думаю, что женские журналы, в которые вкладывают пробники парфюмов, продержатся дольше всех. Пока не будет мощной технологической революции, в индустрии «душистого» глянца ничего принципиально не изменится.
Но воспринимать это как профессию на будущее я бы молодежи не рекомендовал. Через 10 лет все точно будет по-другому. Я года три назад читал лекции на журфаке – у меня уже тогда было чувство, что я рассказываю, как правильно мастерить кареты. Журналистика в том  виде, в котором она существует сейчас - уходящее в прошлое профессия.