Назад к списку Профессия и карьера

Александр Митта: «Главными людьми кинематографа становятся не режиссеры, не звезды, а именно сценаристы – люди, которые способны придумать историю, увлекающую зрителя»

А.Н. Митта родился 28 марта 1933 года в Москве. В 1955 году он окончил архитектурный факультет МИСИ, где его учителем был великий архитектор-конструктивист Константин Мельников. В 1960 году окончил режиссерский факультет ВГИКа, курс Михаила Ромма. В кино режиссер дебютировал в 1961 году, поставив на киностудии «Мосфильм», вместе с Алексеем Салтыковым, дипломную полнометражную ленту «Друг мой, Колька!». Мировую известность Александру Митте принес фильм «Звонят, откройте дверь» (1966), удостоенный Гран-при «Золотой лев святого Марка» на международном кинофестивале детских фильмов в Венеции.

Александр Наумович Митта - знаменитый режиссер, гордость отечественного кинематографа, ответил на вопросы портала MediaJOBS.RU о работе в кино, о сценаристах, продюсерах, режиссерах, операторах – профессиях и профессионалах кинопроизводства, от которых зависит успех кинокартины, а также о своей школе, где учат профессиональной работе в кино.

Александр Наумович, расскажите, пожалуйста, о Вашей школе кинопроизводства. На кого рассчитаны курсы - на людей, которые уже имеют профессию и хотят повысить свою квалификацию, или на новичков без специального образования?

Мой курс жестко ориентирован на людей, которые хотят начать профессиональную работу в кино. Мы даем им информацию о том, что такое структурное мышление в сценарии, поскольку сценарий и драма вообще рассчитаны на то, чтобы зрители вовлекались в круг идей драматурга и режиссера. Главная цель - чтобы внимание зрителя не падало, а росло.

Правда, получается так, что на курсы приходит почти две трети и иногда даже больше людей, которые только хотят начать писать, снимать, но еще никогда этого не делали. И это нормальная ситуация. Самый знаменитый педагог, который читает такой курс во всем мире, Роберт Макки, говорит, что у него обычно всегда половина слушателей – это люди, не имеющие специального образования, которых просто интересует драматическое мышление.

Но отсутствие академического образования абсолютно не мешает, наоборот, в нашем академическом образовании такие знания не даются ни в какой мере. Мы говорим на курсах о том, что известно всему миру, кроме нашей страны. В России в основе обучения продолжает оставаться интуитивный метод.

Какие профессии в отрасли производства кино сейчас наиболее востребованы? Каких специалистов не хватает? Возможно, появляются новые, которым не обучают в академических вузах?

Не хватает сценаристов, и их уровень значительно ниже профессионального уровня, скажем, американского кино. В Америке сейчас сценаристы выходят на первое место, они становятся главными людьми кинематографа. Не режиссеры, не артисты, а именно сценаристы – люди, которые способны придумать историю, увлекающую зрителя. У сценаристов самые большие гонорары, и они двигают вперед кинопроцесс. Это совершенно новое явление, лет 8-10 тому назад такого в мире не было. Особенно это касается сериалов. Успешные сериалы, которые пишут толковые сценаристы, снимают по несколько сезонов, их формат продается в другие страны, адаптируется.

В академическом вузе получить такую специализацию практически невозможно?

В России – нет. У нас пока остается традиционное обучение, такое монологическое образование. Режиссер, который ведет курс, один пестует студентов. Мы обучались именно таким образом. И 50-60 лет тому назад это было очень полезно и важно. Такой способ обучения действительно приводил к хорошему результату. Потому что мастер как бы оберегал нас, защищал, и кроме как от него, ниоткуда нельзя было услышать каких-то важных вещей. Нас учили Михаил Ильич Ромм, Сергей Аполлинариевич Герасимов, Александр Петрович Довженко, Александр Лукич Птушко. Очень крупные личности, яркие, серьезные. А сейчас информации гораздо больше, чем человек может воспринять, надо уметь ее выбирать. Практически одними статьями в интернете можно набрать полный курс обучения, если ты правильно понимаешь, что нужно взять.

Во всем мире другой способ обучения. Каждый профессионал учит тому, что умеет и знает лучше. Со студентами работают режиссеры,которые имеют успех на рынке последние два-три года, они понимают, как сегодня наладить связь со зрителями, а ведь характер этой связи меняется очень быстро. В начале нашего творческого пути не было такого обилия жанров, и мы рассчитывали на то, чтобы потрясти зрителя эмоционально, довести до состояния катарсиса, как говорили древние греки. Сегодня максимум, на что можно рассчитывать – это эмоциональное внимание.

Есть ли профессии, которые становятся не актуальными в связи с такими переменами на кинорынке?

Устаревают не профессии, а знания по этой профессии. Например, пленка, про которую два-три года тому назад говорили, что она будет вечная, стремительно уступает свои позиции цифре. Цифровое изображение по всем статьям начинает обгонять пленку. Оно более чувствительно, манипулятивно, с ним можно делать больше разных превращений. Конечно, это новые умения, новые знания, новые подробности профессии.

И у режиссеров тоже все меняется. Если раньше главные силы режиссер тратил на то, чтобы сделать изображение предельно жизненным, чтоб люди поверили в правду существования того, что происходит на экране, то сейчас кино разделилось на множество жанров. И жанровый взгляд изменился – совсем недавно это был способ создания развлекательного кино, а сегодня это метод создания концептуального видения.

Каковы, на Ваш взгляд, основные кадровые проблемы кинопроизводства сегодня?

С продюсерами большая проблема. В Гамбургском университете, где я преподавал, на отделение продюсеров брали только людей с университетским образованием. Люди, которые собирают команду, определяют, что будет сниматься, зачем и для кого, это самые культурные люди, и в значительной степени от них пошло возрождение немецкого кино. У нас можно по пальцам пересчитать таких продюсеров, профессионалов очень мало.

Еще одна проблема – некому налаживать контакт со зрителями. Нет возможности показать российскую картину широкому кругу зрителей, и это губит все остальное. Сегодня просто снять картину – это значит выбросить деньги на ветер. Нет достаточной раскрутки, считанные фильмы имеют ту рекламную кампанию, которой они достойны. Должны быть люди и индустрия, которая разрабатывает стратегии продвижения фильма, но у нас пока ее нет.

Несмотря на это, люди, которые создают кино, у нас достаточно профессиональны. Русские операторы неплохо смотрятся на мировом уровне. Звукооператоры достаточно хороши. Технический персонал значительно лучше прежнего, вторые режиссеры, ассистенты. С ними можно работать и они лучше тех, которые были раньше.

Считаете ли Вы обязательным для успешной работы в кино наличие специального образования?

Если мы говорим о специальном образовании российском – нет. У продюсеров не пользуются никаким авторитетом выпускники ВГИКа и Высших режиссерских курсов, профессионалом считается тот, кто хотя бы год проучился в Америке, несколько лет во Франции, в Чехии или в Польше. Авторитет любого зарубежного образования во много раз превышает авторитет российского. Потому что в России дают возможность людям самим как-то выползать, а конкретных необходимых вещей, чтобы встать на ноги, нет. Успешные режиссеры, как правило, самоучки. Они выходят или из актеров, или из писателей.

Что бы Вы посоветовали тем, кто собирается связать свою судьбу с кинематографом? С чего стоит начать?

Идти работать в любую киногруппу. На самые последние позиции. И учиться прямо на площадке, на практике. Американское образование возникло из такого подхода. Десятилетиями в Америке не было никакого профессионального образования, а люди смотрели, как работают мастера, выполняли для них какие-то маленькие задачи. И эти задачи становились более сложными, и возможностей для творчества и практики становилось больше.

Какие профессиональные команды Вы считаете наиболее сильными на отечественном кинорынке?

Команды собираются на картины и распадаются. Таких команд, которые многолетним образом бы существовали, их нет.