Назад к списку Профессия и карьера

Дмитрий Степанов: «Я верю, что “Афиша” может быть больше в десятки раз»

Дмитрий Степанов, исполнительный директор компании “Афиша Диджитал”, руководит вторым по величине развлекательным сайтом Рунета. В интервью Mediajobs.RU он рассказал обо всех тонкостях кадровой политики “Афиши” и о том новом, что случилось в компании за последнее время.

Вы в "Афише" занимаетесь преимущественно Интернетом?

Я отвечаю за бизнес наших электронных проектов. В настоящий момент это сайты “Афиша” и NightParty. Главная задача – рост капитализации этого бизнеса. Я формирую костяк команды, организую рабочие процессы, участвую в принятии всех ключевых решений (технических, контентных, маркетинговых, коммерческих), веду несколько стратегических партнерств (Яndex, Google, Rambler), формирую 5-летний бизнес-план и годовой бюджет. Кроме этого, я вот уже 4 года продюсирую Пикник “Афиши”, который за это время, к моему собственному изумлению, стал крупнейшим музыкальным фестивалем в Москве.

Где Вы находите ключевых людей? Может, они приходят сами, а Вам остается только выбирать? Или Вы их перекупаете?

Перекупаем ли мы кого-нибудь? Крайне редко. Я вот сейчас даже и вспомнить не могу, кого из тех, кто сейчас работает в “Афише”, мы перекупали. В основном мы "выращиваем" ключевых людей. Если есть желание, энергия, амбиции, ясная голова на плечах и/или талант, высокая коммуникабельность, целеустремленность, вкус, – вырасти в “Афише” можно очень быстро, на какую бы позицию ты ни пришел.

Очень много людей приходят сами. Особенно после Пикника. Дело в том, что на Пикнике есть возможность увидеть, на какую аудиторию “Афиша” работает и кто в “Афише” работает. Многим хочется иметь дело с этими людьми. Многим, простите за казенный слог, близки их ценности.

А можете описать, что это за люди, каковы их ценности?

Аудитория Пикника – молодые, образованные, успешные, открытые, жизнерадостные, “вестернизированные” молодые люди и девушки. В основном,  конечно, москвичи. Ядро – 18–24 года, как и на любом крупном европейском фестивале. Те, кому в 2004-ом на первом Пикнике было 24–25, выросли, у них появились семьи, дети. Посмотрите на фотографии с прошлого Пикника – очень много пар с маленькими детьми. И это очень приятно. Это показатель цивилизованности мероприятия, немногие фестивали в мире могут похвастаться такой публикой. Также в этом году на выступлении “Ленинграда” было, конечно, немного не типичной для Пикника публики.

Почему в Интернете вас одно время обгоняли сайты “Тайм-аута”?

Наши коллеги покупали изрядный объем трафика. Поднять охват (размер аудитории) сайта за счет покупки трафика, тем более нецелевого, просто и недорого. Но бизнес на этом построить невозможно: аудитория, привлеченная таким образом, пассивна и не дает увеличения инвентори – площадей для продажи рекламы. По сути это – выброшенные деньги, выбрасывание которых на размер бизнеса не влияет.

Кто первый сейчас?

Формально – первые сейчас Афиша@Mail.ru, но они прежде всего лента новостей о знаменитостях – слухи, фото. Так что сравнивать нас не совсем корректно. Мы вторые. А TimeOut.ru по охвату в месяц отстает то 600–800 тысяч человек, то на 100–150 тысяч. Это зависит от того, покупают они трафик или нет. А по инвентори мы стабильно больше в 4–5 раз.

Год назад Вы запустили новую, вебдванольную версию сайта “Афиши”. В чем ее “вебдванольность”? Считаете ли Вы, что редизайн и реструктуризация прошли удачно?

Считаю, что они прошли “на 4 с минусом”. То есть мы, безусловно, достигли цели демократизации сайта – теперь поклонникам творчества Тимура Бекмамбетова на сайте так же комфортно, как и тем, кто его творчество не приемлет.

Разве в этом была цель реструктуризации?

У журнала всегда была, есть и будет своя позиция, свое мнение по поводу книг, фильмов, выставок и т.п. “Афишу” покупают и читают люди, которые обладают вкусом, схожим со вкусом наших обозревателей. До редизайна механика работы сайта была такой же.

Новая же версия должна была стать площадкой для высказывания самых разных мнений, мы хотели уравнять в правах людей с разными вкусами и тем самым привлечь более обширную аудиторию. Похоже, нам это удалось – аудитория за год выросла более чем в 1,5 раза.

А почему тогда Вы оцениваете реструктуризацию на четыре с минусом?

Мы допустили целый ряд ошибок в навигации и исправим их в версии, которая увидит свет в начале августа. Дело в том, что мы готовили тот редизайн в романтическую эпоху рождения Веб 2.0 и не смогли избежать соблазна поэкспериментировать с навигацией. Порой мы забывали, что наши посетители пользуются не только нашим сайтом, что их не надо переучивать, им надо дать возможность применить накопленный ими опыт использования других сайтов. Мы убедились, что это, пожалуй, главное правило при разработке интерфейсов. Новая версия, которая откроется в начале августа 2008 года, будет менее экспериментальной. Уверен, благодаря более прозрачной навигации многие, и особенно новые пользователи, откроют для себя целый пласт контента, который у нас на сайте накоплен и который сейчас непросто обнаружить.

Возникло ли вокруг сайта комьюнити, способное самостоятельно создавать контент? Каково качество контента, поставляемого пользователями?

Судя по тому, что рецензии пользователей по количеству “спасибо” успешно конкурируют с рецензиями наших обозревателей, а также то, что мы в журнале под рецензии пользователей отвели отдельную полосу, которой не хватает, качество контента высоко.

Что же до комьюнити, то оно сформировано, оно устойчиво, но могло бы быть и больше. В разы, в десятки раз. Работаем над этим.

Какова, по-вашему, эффективность блогов как информационной среды? Можно ли этим пользоваться на благо корпорации?

Безусловно. Я могу говорить об этом с уверенностью, которая основана на нашем опыте продвижения Пикника “Афиши” в блогах и социальных сетях. Мы экономим десятки, а быть может, и сотни тысяч долларов на прямой рекламе, используя ту свободу, которую дают социальные сети и блоги.

Что Вам приносит больше денег – сайт или журнал?

Пока больше денег приносит журнал, но уже в следующем году доходы сайта приблизятся к доходам журнала, а через год, дай бог, будут выше их. Сейчас аудитория сайта более массовая, аудитория журнала более премиумная. Как мы и задумывали.

Кто в Вашей сфере профессиональнее Вас? Есть ли у Вас учителя?

Если говорить про людей в отрасли (отечественной ее части), у которых мне хотелось бы учиться и за работой которых я наблюдаю, то это, в первую очередь (пусть он только не сочтет за грубую лесть) Илья Ценципер, один из основателей “Афиши”, а ныне – ее генеральный директор. Он обладает феноменальной интуицией, очень здорово чувствует людей, умеет просто и быстро их мотивировать и убеждать. У Юрия Мильнера (DST) поразительное бизнес-чутье, он умеет быстро и бесшумно заключать головокружительные сделки. Наблюдать за сделками Эндрю Полсона (“СУП”) и Демьяна Кудрявцева (“КоммерсантЪ”) также крайне увлекательно и поучительно. Арсен Ревазов (IMHO VI) совершил на рынке настоящую революцию. Хотел бы я уметь такие революции совершать. Леша Третьяков (Яndex) невероятно работоспособен, он сумел выстроить одну из самых масштабных и успешных коммерческих служб в отрасли. То же можно сказать и о Леше Басове (“Бегун”). Системному подходу к управлению я учусь также у нашего технического директора Виктора Ламбурта. Леша Казаков (бывший главный редактор “Большого города” и “Афиши” в Петербурге) прекрасно чувствует медийное пространство – какие сейчас главные темы, как и с помощью кого их можно подать наиболее эффектным образом. И, наконец, я искренне завидую работоспособности и обучаемости Жени Галетки, управляющего директора Пикника и бренд-менеджера “Афиши”, которая 2 года назад пришла ко мне ассистентом, а в этом году собрала крупнейший летний фестиваль в городе.

Как Вы относитесь к системе традиционного образования в вузах?

Наша система образования умеет готовить сильных технических специалистов (еще б объемы выпуска ей раз так в двадцать увеличить), а вот специалистов по управлению, маркетингу и продажам нам приходится готовить самостоятельно. Ситуация меняется (есть ВШЭ, RMA), но очень медленно.

В “Афише” только что сменилось целое поколение главных редакторов, на место старых пришли совсем малыши – Илье Красильщику, главному редактору, кажется, лет двадцать? А Пете Мансилья-Крузу, главреду “Мира”, сколько? Где Вы их нашли?

Их нашел Илья Ценципер. Повторюсь, Илья очень здорово чувствует людей, я сам не один десяток раз в этом убеждался. Один пример: много лет назад в “Афише Диджитал” работал сильный программист баз данных Oracle. Его звали Максим Балабин. Вот уже несколько лет он – арт-директор журнала “Афиша”, один из лучших арт-директоров в стране. Да, а Пете не то 24, не то 25, не помню.

Есть ли у “Афиши” системные кадровые проблемы? Кого Вам не хватает всегда?

Наши кадровые проблемы я бы системными не назвал. Мы все время ищем новых людей, но это люди самых разных профессий.

Какими качествами должен обладать человек, который хочет работать, скажем, в Вашем отделе? Что Вы цените в сотрудниках и чего не выносите?

Не выношу равнодушия. Пришедшим к нам должна быть интересна их работа, проект, над которым они трудятся, успех этого проекта, люди, вместе с которыми они работают. Они должны обладать высокой работоспособностью, быстро учиться, уметь быть самостоятельными, уметь аргументированно отстаивать свою точку зрения и в то же время – уметь слышать своих оппонентов, быть самокритичными, обладать чувством юмора и самоиронией, уметь “держать удар”.

Что если к Вам прийти со своими предложениями или с идеей? Какой степени проработки они должны быть?

Любой. Главное, чтобы в человеке, который с ней пришел, было все вышеперечисленное.

Какую часть работы Вы не можете никому доверить?

Выбор ключевых людей и, наверное, общение с государственными службами.

О чем, наоборот, у Вас “не болит голова”?

Такого, наверное, нет. Я очень эмоционально отношусь к своим проектам в “Афише”, и меня беспокоит любая неидеальная деталь.

Во сколько Ваши сотрудники должны быть на работе? И правда ли, что Вы назначаете совещания на двенадцать ночи?

Совещания бывают и в час, и в два ночи. А бывает, что в выходной день мы часами обсуждаем какую-либо проблему по телефону. Поскольку большая часть моих близких друзей – это люди, с которыми я так или иначе сталкиваюсь по работе, и они так же увлечены своим делам, как и я, порой дружеский обед или ужин незаметно превращается в рабочее совещание. К нашему удовольствию. Моя девушка, правда, не всегда это одобряет. График у всех разный. Разработчики приходят в 10–11, редакция – в 11–12. Маркетинг и продажи, как правило, в 10 уже все на местах. Нас всех интересует успех наших проектов, поэтому усилий по соблюдению режима прилагать практически не приходится.

Есть ли в Афише своя корпоративная культура?

Конечно. Но культура “Афиши” – очень тонкая материя, не хочу пытаться ее описать, боюсь сфальшивить. Надеюсь, из нашего разговора о ней можно составить какое-то представление.

Вы работаете в “Афише” с 2003-го года. Пытались ли Вас перекупить? Почему Вы остались?

В среднем я получаю одно предложение раз в две недели. Но мне нравятся проекты, над которыми я работаю, люди, с которыми я работаю и для которых я работаю (например, аудитория Пикника), я верю в то, что “Афиша” может быть больше в разы, в десятки раз, и что я могу свой скромный вклад в это масштабирование внести.

Зарплаты в “Афише” не такие большие, чтобы туда шли самые лучшие специалисты, но они там часто оказываются. Почему?

Зарплаты в “Афише”, и правда, наверное, не самые высокие на рынке. Но зато есть возможность иметь дело с единомышленниками, общаться с неординарными людьми, не идти на сделки с собственным вкусом и совестью, быстро расти (было б желание), есть возможность превратить работу из способа вовремя гасить кредиты в развлечение. Некоторые, и я в их числе, готовы многое за все перечисленное отдать.