Назад к списку Профессия и карьера

Елена Вартанова: «В подготовке квалифицированных кадров для СМИ должны участвовать сами медиакомпании»

Одной из причин кадрового дефицита на рынке СМИ медиаменеджеры называют устаревшую систему подготовки специалистов в вузах: медиабизнес диктует свои требования, высшие учебные заведения не успевают за ними. Впрочем, на факультете журналистики главного вуза страны летом произошли кардинальные изменения. Как они отразятся на системе подготовки профессиональных кадров для медиарынка – с этим вопросом мы обратились к новому декану факультета журналистики МГУ им. Ломоносова, доктору филологических наук, профессору кафедры зарубежной журналистики и литературы Елене Вартановой.

Елена Леонидовна, в этом году Вы возглавили факультет журналистики. Какие задачи Вы ставите перед собой как руководитель одного из наиболее востребованных факультетов главного вуза страны?

Задач много, и я разделила их на «внутренние» (то есть административно-хозяйственные) и «внешние», в числе которых - создание благоприятной среды на факультете и приведение учебного плана в гармонию с требованиями профессионалов медиаиндустрии. У факультета есть стратегическая цель - чтобы его выпускники более успешно находили работу, были подготовлены к жизни в условиях нового времени. И, чтобы достичь этой цели, нужно, во-первых, провести внутренние преобразования, поднять уровень преподавания (а для этого придется даже изменить сознание самих преподавателей, их представления о действительности, о современной жизни).
Во-вторых, предстоит установить диалог со СМИ, чтобы выяснять потребности медиакомпаний и реагировать на них. Для этого уже в текущем году мы хотим создать при факультете журналистики Экспертный совет. В него должны войти руководители медиакомпаний и представители отраслевых организаций, иными словами, все заинтересованные руководители, те, кто ратует за изменение подхода к подготовке кадров для медиарынка. Мы летом начали такую работу совместно с Гильдией издателей периодической печати, сейчас обращаемся к топ-менеджменту СМИ, проговаривая возможность участия в Совете. Мы прекрасно понимаем, что факультету нужно развиваться, и пытаемся найти правильное направление для этого развития. Мое глубокое убеждение: в подготовке квалифицированных кадров для СМИ должны участвовать сами медиакомпании. Один из этапов такой работы - круглый стол с руководителями медиаструктур, который запланирован на ближайшие недели. Тема мероприятия – «Компетенции выпускника факультета журналистики». Под словом «компетенции» мы понимаем совокупность знаний, умений и навыков, которые необходимы хорошему специалисту в его профессиональной деятельности. В настоящее время мы формулируем базовые компетенции журналиста в соответствии со своими представлениями, а также представлениями, сложившимися в Европейской ассоциации журналистского образования, но осознаем, что и работодатели должны участвовать в этом процессе.

Каких специалистов медиаиндустрии, кроме журналистов, готовит факультет журналистики сегодня?

Стоит сразу пояснить, что в понятие «журналист» входит достаточно много профессий. МГУ готовит журналистов для всех отраслевых СМИ. А это телевидение, радио, газеты, журналы. Мы создали кафедру новых медиа и теории коммуникации, которая поставляет кадры для Интернет-СМИ. Готовим специалистов для международной журналистики. Наша традиционная позиция – книжные редакторы.
Выпускаем специалистов в области PR. Пользуется популярностью новая специализация «Экономика и менеджмент», в ее рамках развиваем новое направление «Руководитель медиапроектов». Здесь акцент сделан на экономику и дисциплины, помогающие сформировать грамотного управленца, который сможет создавать локальные подразделения в структуре уже существующих СМИ, а также отдельные, самостоятельные средства массовой информации.
В планах вуза – выпускать медиапсихологов и специалистов юридического профиля для редакций СМИ (то есть мы хотим сделать акцент на углубленное преподавание основ законодательства и права). В настоящий момент разрабатываем еще и специализации для журналистов деловых и спортивных изданий – они будут готовить специалистов не по отраслевому, а по тематическому принципу.

Разрабатывая учебную программу, определяя количество учебных часов, журфаку МГУ приходится руководствоваться потребностями рынка. Как Вы определяете эти потребности?

Количество учебных часов определяется учебно-методическим объединением. Эта система сложилась давно, никто ее не менял. И вот здесь как раз образовалась «пропасть», отделившая вузы от рынка. Во времена плановой экономики все было просто: Госплан заказывает специалистов, а вузы их готовили. Потом появился рынок, но вот механизма работы в этих условиях государственным вузам никто не дал.
Поэтому нам приходится периодически слышать от представителей медиакомпаний, что их не удовлетворяют наши учебные планы. Безусловно, пытаемся реагировать, проводим мониторинг информации, которая до нас доходит как напрямую от медиакомпаний (на семинарах, профильных форумах, через специально проводимые нами опросы), так и через средства массовой информации (когда кто-то высказывается относительно кадрового рынка СМИ и его потребностей). Вот так и определяем потребности, другого способа нет.

Однако мое твердое убеждение: мы не можем слепо выполнять все требования медиакомпаний. Все нужно критически осмысливать. Потому что СМИ работают в условиях рынка и сориентированы на получение прибыли сейчас, в данный момент. И сегодня они требуют от высшего образования одних специалистов, а завтра ситуация на рынке может измениться, и возникнет спрос на совсем другие кадры. А как быть тогда с теми, кого мы уже начали готовить или даже подготовили по просьбе тех же медиаменеджеров? Они останутся без работы. Взять тот же рекламный рынок - он первым попадает под возможный удар.

Каких специалистов, по Вашему мнению, не хватает медиаиндустрии сегодня, и дефицит каких профессий, востребованных медиабизнесом, ожидается через 5 лет? Пожалуйста, расскажите о планах создания новых курсов, которые помогли бы в решении этой проблемы.

В настоящее время не хватает журналистов для деловых изданий. Экономика развивается активно, появляется масса инфоповодов для материалов, растет количество специализированных изданий, и им нужны кадры.
Востребованы спортивные журналисты, и эта тенденция сохранится на протяжении нескольких лет: им предстоит обслуживать Олимпиаду в Сочи, готовить материалы о развитии спорта для ТВ, газет, журналов, радио. Спорт сейчас вообще чрезвычайно важен для общества, так что работой спорткорры будут обеспечены.

Что касается новых потребностей, то сегодня на российском медиарынке мало, на мой взгляд, общественно-политических молодежных СМИ. А они нужны, более того, мы предвидим возникновение новых изданий и уже сейчас прогнозируем спрос на таких специалистов. Соответственно, начинаем продумывать систему их подготовки.

Как бы Вы оценили педагогический состав профильных вузов, отвечающих за подготовку специалистов для медиарынка? Многие медиаменеджеры предлагают провести кадровую ротацию в вузах: заменить преподавателей пенсионного возраста более молодыми коллегами, привлекать к преподаванию самих медиаменеджеров, которые знают бизнес «изнутри», - Ваше мнение?

Педсостав вузов – самая, наверное, острая проблема. И не только для факультета журналистики, но и для всех вузов в нашей стране. И корни ее, думаю, всем понятны. Крайне низкий уровень зарплат у педагогов сыграл свою роль в формировании имиджа профессии. Молодые специалисты неохотно идут преподавать. Если они талантливы, то спешат реализоваться в других сферах, где больше платят. В то же время преподаватели преклонного возраста не торопятся уходить на пенсию, потому что она, как и зарплаты, очень скромная. Прожить на такую в наше время невозможно. В итоге мы имеем такую вот безрадостную картину…

Как-то раз мы с моим хорошим знакомым, который всю жизнь работает в атомной промышленности, разговаривали о работе и затронули тему отпуска. Приятель с гордостью поведал, что у него отпуск 46 дней. А у меня 56! И это не повод для радости, а необходимость задуматься. Неспроста государство выделяет педагогам такой длительный период на отдых, восстановление сил, но еще и на подготовку к занятиям. У нас действительно тяжелая работа, требующая колоссальных усилий и ответственности. И при этом неадекватно оплачивается. Один из способов решения проблемы сегодня – найти тех, кто будет преподавать параллельно с основной работой. Есть и журналисты, которые хотят этим заниматься, но им необходима хорошая методическая база, нужно каждому пройти специальную педагогическую подготовку.
Поскольку проблема возникла не сегодня и не вчера, то мы давно уже работаем над этим вопросом. Я, например, вижу выход в создании института повышения квалификации педагогов. Четыре года подряд на факультете журналистики мы проводим летние и зимние школы повышения квалификации, которые включают в себя: а) академические курсы; б) тренинги по выпуску студенческих СМИ (газет, ТВ\радиопрограмм). И вот теперь пришла пора создать отдельную структуру, которая будет готовить преподавателей для журфака.
Что касается предложения привлекать к преподаванию самих медиаменеджеров, то в теории это выглядит хорошо. А на практике возникнут проблемы. И первая – время. Медиаменеджеры, первые лица издательских домов, телевизионных каналов, радиокомпаний далеко не всегда смогут выкроить в своем напряженном графике достаточно времени для того, чтобы полноценно окунуться в педагогический процесс. Преподавание любого предмета предполагает работу в системе. Это не могут быть разовые лекции, предполагается, что занятия должны быть выстроены в соответствии с определенным графиком. К семинарам и лекциям нужно готовиться. Многие ли топ-менеджеры на такое способны? С их командировками, колоссальной загруженностью на «основной» работе…
Бывают, конечно, исключения. Третий год подряд у нас читает спецкурс Виктор Михайлович Шкулев. Лекции выстроены так, чтобы на конкретном примере (в частности, на примере ИД Hachette Filipacchi Shkulev и ИнтерМедиаГруп) показать, как структурирован и как работает издательский дом. Но я вижу, как ему сложно выкраивать время на такие занятия, хотя, безусловно, такая работа нужна и ему: издательский дом может подбирать толковых студентов на первом этапе и «выращивать» из них для себя нужных сотрудников.

Какие требования предъявляются к выпускнику Вашего факультета самими преподавателями? Каковы критерии «качественного» выпускника журфака МГУ, и какой процент выпускников, по Вашему мнению, отвечает этим критериям?

Безусловно, у каждого преподавателя МГУ есть свой перечень требований, которые предъявляются к выпускникам. И, соответственно, есть критерии оценки специалиста, который должен выйти из стен вуза. Первый критерий - фундаментальность образования. Выпускник журфака должен обладать определенным набором знаний, умений и навыков (то есть мы возвращаемся к разговору о компетенциях студента). Главная компетенция - умение грамотно и точно излагать информацию, которая идет к аудитории. А это предполагает, что выпускник уметь работать с источниками информации (собирать материал), умеет обрабатывать данные и понимает свою аудиторию (то есть выбирает определенный стиль подачи материала, язык, который воспринимает конкретная аудитория).

Второй важный критерий оценки специалиста - принцип социальной ответственности. Журналист не должен забывать, что его задача – не «творить» что-то, интересное ему одному, а обслуживать интересы социума, в котором он вращается. То есть рассказывать о том, что нужно аудитории, причем рассказывать объективно и корректно - так, чтобы это не наносило удар по репутации самого журналиста.

Теперь о том, как мы измеряем процент «успешности» выпускников, то есть их соответствие всем заявленным критериям «на выходе» - по окончании вуза. Для этого существуют госэкзамен по специальности (например, «тележурналистика») и творческое досье, собранное за пять лет учебы и практики на факультете. Это досье позволяет оценить уровень владению профессиональными навыками, речью, способность компоновать свои мысли в рамках темы и доносить их до аудитории.

Исходя из всего вышесказанного, могу утверждать, что больше половины выпускников абсолютно соответствуют требованиям, которые мы к ним предъявляем. Как быть с остальными? Ответить на этот вопрос невозможно, не устранив одну проблему. Журналисты МГУ востребованы независимо от того, получили они диплом или еще только учатся. В результате многие наши студенты еще во время учебы начинают работать в различных медиакомпаниях. Это, безусловно, сказывается на оценках: ради подготовки материала в газету или, допустим, сюжета на ТВ пропускаются семинары. К тому же работающему человеку трудно ходить на лекции и готовиться к экзаменам. Вот и получается, что мы находимся в сложном положении: медиаменеджеры упрекают нас в недостаточном уровне подготовки кадров, а сами вмешиваются в учебный процесс, забирая студентов буквально на первом этапе. При этом не учитываются такие особенности процесса обучения, как непрерывность и комплексный подход. Образование будет органичным только тогда, когда систематические лекции и семинары дополняются спецкурсами и практическими занятиями.

Многие работодатели жалуются на то, вчерашние выпускники журфака предъявляют завышенные требования по зарплате – выше, чем их реальные знания и вклад. Есть на факультете дисциплины, пытающиеся формировать адекватную профессиональную самооценку будущего выпускника?

Специальных курсов по формированию адекватной самооценки нет. И, на мой взгляд, завышенные требования по зарплате – это своеобразная «защитная реакция» вчерашних студентов на такое явление, которое сейчас существует на рынке. Я говорю об эксплуатации дешевого студенческого труда. Давайте не будем закрывать глаза на проблему: студентов берут на работу охотно, им можно платить копейки, при этом они будут стараться, пытаясь оправдать доверие, желая закрепиться на хорошем месте. Но потом, когда диплом получен, от таких специалистов некоторые компании просто избавляются.
Мы же несем ответственность за каждого выпускника. И эта тенденция кадрового рынка масс-медиа нас не может не волновать. Поэтому пытаемся сориентировать студентов по зарплатам, чтобы они знали, на что могут рассчитывать, выбирая ту или иную специальность. В прошлом году, в апреле, мы проводили ярмарку вакансий, где выпускники могли оценить спектр предложений на рынке труда и соизмерить свои возможности.

Кадровые потребности печатных СМИ, телекомпаний и радиостанций, интернет-СМИ в Москве и регионах могут значительно отличаться. Должны ли в этом случае быть различия в структуре подготовки журналистов региональными и столичными университетами? Как бы Вы оценили уровень подготовки специалистов для СМИ в отечественных вузах в целом?

Различие в структуре подготовки кадров региональными и столичными вузами налицо. Однако сейчас региональные вузы, готовящие специалистов для СМИ, поставлены перед выбором: либо они начнут перестраивать свои учебные программы, либо уйдут с рынка. Выпускники таких вузов просто могут перестать быть востребованными. Почему такое произойдет, думаю, подробно объяснять не нужно.
Любое средство массовой информации «кормится» от рекламы, которая там размещается. И рекламодатель принесет свои деньги туда, в то печатное издание или в ту телерадиокомпанию, чей уровень считает достаточно высоким (чтобы получить соответствующую отдачу от рекламы). Учтите, что сейчас рекламодатели стали более требовательными, более «подкованными», к тому же у них есть возможность выбора. На региональном рынке конкуренцию местным СМИ могут составлять такие средства массовой информации, которые создаются не в самом регионе, а дистанционно. Мы живем в веке цифровых технологий, уже все хорошо знаем, что такое конвергенция СМИ, мультимедийность, интерактивные медиа. Качественный контент, интересующий региональных бизнесменов и не только их, а также всю региональную аудиторию, можно создавать и в Москве, привлекая для этого лучшие кадры. И если региональный бизнесмен выберет для себя такой источник информации, он понесет рекламу сюда, а не в местную газету, качество которой его не устраивает. Я предвижу возражения о том, что регионам более интересны их новости, но если качество этих новостей будет слишком низким, в любом случае вопрос окупаемости таких СМИ возникнет. А начнут закрываться газеты и журналы, останутся без работы и выпускаемые в регионах специалисты.
К слову, многие региональные вузы до сих пор не уловили весьма отчетливый рыночный сигнал: сейчас особенно востребованы кадры для онлайн-оффлайн-изданий, и есть смысл браться за подготовку именно таких специалистов.
Впрочем, МГУ пытается поднять уровень региональной журналистики, регулярно проводя зимние и летние школы для педагогов, преподающих в нестоличных вузах. В частности, помогаем им получить навыки работы в цифровых СМИ.

Вы хорошо знакомы с зарубежной журналистикой. Что из западного опыта, по Вашему мнению, имеет смысл позаимствовать руководству российских медиакомпаний в решении кадровых проблем? Есть ли спрос на выпускников журфака МГУ в зарубежных медиакомпаниях?

Зарубежный опыт всегда полезен, но, что касается медиарынка, может представлять для нас интерес лишь отчасти. В России особая журналистская культура. Я считаю, пора перестать ругать нашу журналистику на каждом шагу и давно пора научиться ее уважать. Вот сейчас приходится часто слышать, как российских журналистов упрекают в стремлении уйти из фактологии в публицистику. Но ведь это неспроста, поскольку отражает вековые традиции российской журналистики. К тому же у россиян появилась возможность в полной мере освоить то, что уже давно освоили те же американцы: блоги, всевозможные «живые журналы», где люди могут обмениваться информацией.
Чуть выше мы обсуждали идею целевой подготовки журналистов для российских медиакомпаний: эта идея, кстати, идет вразрез с западными представлениями о журналистике. А у нас, в России, как видим, подобное чрезвычайно востребовано – медиаменеджеры апеллируют к тому, что таким образом можно реагировать на потребности рынка и создавать условия, при которых все выпускники будут трудоустроены.

Теперь вторая часть Вашего вопроса: в российских представительствах западных компаний спрос на наших выпускников есть. Что касается зарубежных медиахолдингов, то у меня нет такой статистики. Потому что кадровые потребности западных медиакомпаний – тема закрытая. Сами компании никогда не обращались к нам напрямую и не просили подготовить для них каких-то конкретных специалистов. И я могу это объяснить. Журналист всегда работает на родном языке. Это такая профессия, где нужно филигранно владеть словом. А если вы не являетесь носителем языка, то можете в лучшем случае неплохо (и даже почти без акцента) на нем изъясняться, но вот владеть всеми речевыми оборотами вряд ли будете. Поэтому мы даже не ставим перед собой такой задачи - готовить журналистов для западных медиахолдингов. Мы хотим обслуживать интересы российских компаний. Безусловно, для лучшей интеграции в мировое медиасообщество нашим журналистам необходимо знание языков (и они включены в курс), более того – в вузе есть специальные языковые центры (немецкий, французский, скандинавский, китайский, японский, итальянский, испанский и др.), которые ведут обучение журналистов на языках европейских и азиатских стран.

Вы сами закончили факультет журналистики МГУ в 80-е годы. Что изменилось в вузе с той поры? И каковы были этапы Вашей карьеры, прежде чем студентка факультета журналистики стала его деканом?

В моей карьере всего один этап - МГУ. Я всю жизнь на факультете журналистики: писала научные труды (более 100 работ опубликовано в российских и зарубежных изданиях), выпускала электронный журнал» Меди@льманах", руководила порталом научных исследований "Меди@скоп", подготовила докторскую диссертацию "Североевропейский путь к информационному обществу: эволюция финской модели СМИ". В 1999 году получила степень доктора филологических наук. В 2000 году стала профессором кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики, в 2001 году — заместителем декана по научной работе. Сейчас руковожу кафедрой теории и экономики СМИ и Центром по исследованию СМИ Финляндии и Скандинавии, читаю курсы по менеджменту зарубежных СМИ, работе СМИ стран Северной Европы, сравнительному анализу медиасистем. Приходится концентрировать все усилия на том, чтобы, с одной стороны, сохранить академические традиции вуза, а с другой стороны – развивать систему образования на факультете. Потому что время не стоит на месте. И с того момента, когда я сама закончила этот вуз, изменилось многое - как для самого журфака, так и в целом для страны. Мы получили сейчас такие гражданские свободы, о которых студенты моего времени могли только мечтать. Например, те, кто ходил на спецкурсы по международной журналистике, не имели возможности практики за рубежами «социалистического лагеря». Потому что все, что находилось за рубежом, воспринималось враждебно. И в первую очередь западные СМИ – они рассматривались как источники распространения чуждой нам идеологии. Вот и представьте себе, как студенты-«зарубежники» изучали иностранные средства массовой информации. Доступ к наглядным материалам, то есть печатным продуктам (газетам, журналам) был «дозированным». Я сама изучала опыт газеты Daily Telegraph в спецхранах Ленинки и Иностранки, куда можно было проникнуть только в определенное время и со специальными разрешениями. Ну и как, скажите, можно в таком случае учиться оценивать «их» журналистское мастерство, сравнивать «их» манеру подачи материала?
Теперь у студентов российских вузов совсем другие шансы – такие же, кстати, как у их зарубежных «коллег». И это не предел. С каждым годом будут появляться все новые и новые возможности. По крайней мере, такую цель я - как декан факультета - для себя наметила.

www.mediajobs.ru