Назад к списку Профессия и карьера

Ксения Корнеева, СТС Медиа: «Должны появиться специалисты, которые умеют обращаться с веб-контентом, умеют его правильно показать – контент-менеджеры или редакторы»

Ксения Корнеева. По образованию социальный психолог. Опыт работы: ТВ продюсер в Corbina.TV, ряд видеопорталов, с 2010 года – СТС Медиа, главный редактор видеопортала videomore.ru, (зоны ответственности - от курирования разработки итерфейсов и оптимизаиции сервисов до производства и закупок видеоконтента). Интервью с К.Корнеевой MediaJOBS.RU продолжает публикацию материалов на тему «Работа в Digital медиа. Электронные СМИ, цифровые технологии, перспективные профессии».

Ксения,  из Вашего опыта работы на ТВ и с видеосервисами, где цифровые технологии максимально потребовали новых профессиональных квалификаций сотрудников?

Одна из принципиально новых историй, которая напрямую связана с развитием цифровых технологий и которой мы сейчас как раз активно занимаемся – производство видеоконтента для интернета. И здесь очень важно понимать, как грамотно измерить, исследовать ту аудиторию, которая смотрит или готова смотреть наш контент.

Мне кажется, что через какое-то время должен появиться специализированный измеритель. Он даже уже есть, потому что Америка уже «меряется» очень хорошо,но к нам в страну еще не пришел.

У некоторых сайтов есть проблемы в связи с тем, что существующие системы статистик сейчас «заточены» под web, а не под видео. И не учитывают, например, таких нюансов, как длительное пассивное потребление видео со страницы, не умеют встраиваться в плеер и т.д. Можно сказать, что нет устоявшихся стандартов на измерение онлайн-видео.

Чтобы понять, как смотрят наше видео, мы пользуемся пятью разными статистиками. Ни одна из них никогда не сходится с другими. Есть сайты, которые меряются двумя статистиками, а не пятью. Соответственно, они еще меньше знают про себя. При этом нам нужно продавать рекламу и делать это понятным для всех образом.

Если говорить о кадрах, то тут востребованы, мне кажется, именно исследователи, специалисты, владеющие специальными технологиями для измерения интернет-аудитории.

Откуда, по-Вашему, будут приходить такие специалисты?

Я не знаю, честно говоря, откуда можно их «импортировать». Скорее всего, будут обучаться свои же сотрудники.

Назовите профессии, наиболее востребованные и перспективные для цифровых электронных СМИ в ближайшие пять лет.

Должны появиться люди, которые умеют обращатьсяс веб-контентом, которые сумеют его правильно показать, которые поймут, в какое время пользователь может его смотреть, на каком устройстве, чтобы ему было конкретно в эту минуту удобно. Это такие контент-менеджеры или редакторы, которые знают, как обращаться с этим контентом - условно говоря, «залить» триста серий сразу (а это несколько тысяч единиц контента, которые нужно распределить по сайту, расставить рекламные точки, правильно описать и соединить рекомендательными связями) или приучить пользователя приходить на сайт и каждый день показывать ему одну серию, внедряя в нее рекламу через каждые 2 минуты.

В интернете невозможно обращаться с контентом так же, как обращаются с ним на ТВ. Потому что это вообще другая история потребления. Пока мы только видим, что у нас смотрят очень хорошо «кетч-апы». Но только потому что это что-то новое, свежее, необычное – такое всегда будут смотреть лучше, чем что-то старое.

Но у насуже есть вся эта аудитория, и надо понимать, как с ней работать, потому что это все монетизируемо. Вот на таких людей, специалистов, понимающих в размещении интернет-контента, точно будет спрос. Но сейчас не у кого даже поучится этому.

Потому что даже если смотреть на рекомендательные системы на уже серьезных, раскрученных площадках, видно, что система не работает. Когда я прихожу на YouTube, я не понимаю, почему с тем видео, которое мне действительно интересно, за которым я и пришла, мне рекомендуют посмотреть то, что я смотреть не хочу, что мне точноне интересно.

Конечно, параллельно с тем, что будут появляться специалисты по размещению видео, должна будет развиваться и техническая история. На портале будет накапливаться информация о пользователе – что именно и когда он смотрел, какие у него предпочтения, и тогда автоматически система будет что-то предлагать, похожее на то, что ты уже смотрел. Но, с другой стороны, машина никогда не сможет определить, какое ощущение у тебя вызывает этот контент. И поэтому люди все равно будут нужны, чтобы его описывать и ставить в правильные места. Повторюсь, сейчас этого просто взять не у кого и негде.

И еще, мне кажется, что каждому сайту, который работает с видео или с каким-то другим контентом, нужно иметь специалиста - модератора, который будет разговариватьс аудиторией, должна быть живая обратная связь. И чем больше будет контента и больше вокруг него пользователей, тем грамотнее должно быть это адресное общение, когда пользователь получает ответ на свой вопрос, всегда в короткий срок, квалифицированно и прямо сейчас, любым доступным ему методом. И чем плотнее будет эта связь, тем более качественным будет становиться контент. Но некоторые сайты, к сожалению,пока не придают большого значения обратной связи и построению сообщества.

Сейчас так бывает, что контент есть, но мы не знаем откликов на него, кроме как на уровне «лайка».

Ну и главное - появятся сценаристы, которые будут, собственно, придумывать специализированный контент для интернета. В России их сейчас мало. Сейчас снимают такой контент всего несколько человек в стране, их все знают поименно. И хотя считается, что они снимают для веба, но на самом деле, это,все-таки, телевизионные проекты, на телевизионные деньги снимаются и туда же потом уходят. А в интернете их очень хорошо смотрят, просто потому что онипопадают в формат.

То есть, получается, что интернет для них – только площадка для раскрутки?

Да, веб – этоплощадка для повышения узнаваемости, ну и для зарабатывания денег тоже. Потому что видеореклама в этих проектах продается прекрасно. Это должно быть короткое и смешное видео, которое удобно смотреть с любого места, условно говоря, без горизонтального развития сюжета. Оно должно идтипять-шесть минут. Такого контента очень не хватает.

Хотя горизонтальное развитие сюжета тоже очень востребовано. И мы видим сейчас на примере «Закрытой школы» и других наших сериалов, что люди каждый день, ровно в девять, приходят и смотрят. Но 40 минут очень долго и очень дорого снимать.

А в интернете хорошо идут некоторые веб-сериалы, может, с десяток, некоторые даже не по одному году снимаются, в том числе и на деньги пользователей, есть и такая прекрасная история. Но дело в том, что эти сериалы рассчитаны на конкретного зрителя. У нас такого нет, у нас очень отдельный юмор, и очень отдельный контент должен сниматься. Потому что, если мы возьмем американский сериал, например, и его переведем – у нас это будет не так смешно.

То есть, нет и людей, которые умеют адаптировать такой контент?

Веб-эпизод очень трудно адаптировать, потому что вся его соль, если это английский, эпизод,например, то это английский юмор. И ты его никак не переснимешь так, чтобы это был русский юмор, но при этом сохранилась та же история.

Значит, есть проблема с авторами?

Да, у нас проблема с авторами, которые могут работать в других форматах, не только телевизионных. У нас есть только театральные и телевизионные сценаристы. Потому что рынок Web-видео только-только формируется. Те, кто разобрались, уже поняли, что там есть деньги, и чувствуют себя вполне комфортно на этом рынке. Но таких специалистов еще очень мало. И проблема с контентом у нас огромная. Человек и рад бы провести два часа на видеосайте, но ему нечего смотреть. А сериалы по 50 минут он хочетсмотреть не всегда.

Получается, что большинство новых специализаций возникают, фактически, «с нуля», профессионалом может стать любой продвинутый пользователь интернета. А что же делать тем, кто работает в традиционных медиа?

Мне кажется, что сейчас будет такой период, когда прежние специалисты, которые, например, работали в телепроизводстве, неважно где – контент они делали или еще что-то, но им придется либо уступать место молодым, либо каким-то образом переформатироваться, при этом забирая весь свой прежний опыт, который может пригодиться. Не каждую профессию можно таким образом повернуть, не каждый опыт можно так применить.