Назад к списку Профессия и карьера

Максим Шарафутдинов: «Профессия «ведущий информационных программ»: любая ошибка – и ты в нокауте»

Его лицо знакомо всей стране. Максим Шарафутдинов ведет утренние информационные выпуски на Первом. В эфир главного канала страны впервые попал в 18 лет – в качестве КВН-щика, сыгравшего аллегорического Черномырдина в виде тонущего после крушения «Титаника» ДиКаприо. Это был знак судьбы – через несколько лет казанец Максим Шарафутдинов станет лицом Первого канала. Об особенностях профессии ведущего и том, как найти работу на центральном телевидении, Максим рассказал порталу MediaJOBS.RU.

Максим, о такой карьере, какую смогли сделать Вы, мечтают многие. Но далеко не все отчетливо представляет себе, что значит быть ведущим такого известного канала, как «Первый». Потому, что люди, как правило, знакомы лишь с внешней стороной этой профессии. Вы – как профессионал – можете рассказать читателям портала MediaJOBS.RU, что значит работать ведущим новостных программ?

Скажем так: это профессия, которая требует колоссального бэкграунда, то есть обширных базовых знаний по всем направлениям. Иначе как можно рассказывать о вещах, о которых не имеешь понятия, многомиллионной аудитории, да еще в прямом эфире. Это как в профессиональном боксе: любая ошибка, любой просчет или оплошность – и ты в нокауте, после которого можно навсегда потерять доверие зрителя. Поэтому приходится постоянно самосовершенствоваться, держать в голове много информации разного характера, которая, возможно, пригодится только единожды, а может и не пригодиться вообще.

Несмотря на то, что у нас работает команда опытных профессионалов, процесс подготовки к эфиру проходит по-разному. Бывает, спорим по поводу того или иного текста, неоднократно его переписываем, бывает так, что текст и сюжет готовятся буквально в последние минуты перед эфиром, случается и так, что текст в экстренном порядке появляется перед ведущим непосредственно в прямом эфире… Безусловно, случаются и ошибки, оговорки… Бывает, что дико не высыпаешься, и нет времени выпить чашечку кофе. Но, в любом случае, все это остается за кадром, и до зрителя «Первого» доходит только полноценный и качественный телевизионный продукт. Помимо всего прочего, работа ведущего заставляет следить за своим внешним видом, начиная со стрижки и заканчивая хорошей физической формой (нужно учитывать, что экран прибавляет 5 килограммов), и даже в выходные не увлекаешься алкоголем и клубными вечеринками, так как это может отразиться на лице и артикуляции.

Работу на телевидении Вы начинали в родной Казани. А как попали в Москву, да к тому же на Первый канал? Можете описать алгоритм, благодаря которому человек из региона может получить работу на центральном телевидении?

Очень простой алгоритм: захотел, набрался опыта и взял… Именно в таком порядке.

Работа на телевидении подразумевает особый график. Опишите Ваш стандартный трудовой день: с чего он начинается и когда заканчивается?

Несмотря на то, что я веду утренние эфиры, в 2 часа ночи нужно уже сидеть на рабочем месте, желательно перед этим просмотреть выпуски новостей и пролистать информационные ленты в Интернете.

2:30 – летучка с шеф-редактором, где определяются темы выпусков (сюжетов), тексты, которые пишет ведущий, и темы, которые обрабатывают редакторы (райтеры).

3:00 – верстка первого выпуска: раздаются задания райтерам, монтажерам; шлифуются сюжеты, подготовленные заранее; несколько раз проверяются тексты; уничтожаются тонны кофе и нервных клеток.

4:30 – гример стирает с моего лица остатки сна и придает мне свежий рабочий вид.

5:00 – первый прямой эфир длительностью 6 минут – и так каждые полчаса до 8:30.

9:00 – самый ответственный выпуск, который задает тон всему дню. Новости, которые прошли в этой 20-минутке, часто доходят до самого вечера, то есть до программы «Время». Естественно, даются они там в развитии.

10:00 – получасовая оперативка, «раздача слонов»: штрафные санкции или словесная похвала… Домой я возвращаюсь около 11 часов утра.

В Казани Вы были не только ведущим, но и редактором программы «Перехват». Что сложнее: редактировать тексты или выдавать их в эфир перед телекамерой? Какие в целом знания и навыки нужны человеку, который хочет получить работу ведущего на центральном телевидении? Какие умения и навыки удалось приобрести уже сейчас?

Я никогда не задумывался, что мне ближе – работа редактора или работа ведущего: и то, и другое входило в мои обязанности. Поэтому и писать текст, и выдавать его в прямой эфир для меня естественно. Я знаю ведущих, которые сами не пишут тексты, но при этом вполне профессионально работают в прямом эфире. Более того, опыт работы корреспондентом, редактором и продюсером одновременно, как это случается на региональных телеканалах, и знание самого процесса производства программ вовсе не означают, что ты будешь хорошим ведущим. Из необходимых навыков, наверное, стоит выделить быстроту реакции. Впервые увидев любой «текст с колес», то есть с телесуфлера или с листа, ведущий должен безошибочно, с нужной интонацией и с правильными акцентами донести его до зрителя, а порой многое добавить от себя. Еще одно немаловажное качество, которым должен обладать ведущий, - это, по выражению телевизионщиков, умение «пробивать экран». То есть человек, сидящий по ту сторону экрана, обязан не просто грамотно читать текст - он должен стать родным и близким для каждого телезрителя. Ему должны верить. Что касается центрального телевидения, то здесь требования жестче, планка выше, и ответственности больше. Когда я попал на «Первый», первое, что меня поразило, - это люди, с которыми пришлось работать. Несмотря на свой телевизионный опыт, я чувствовал себя зеленым юнцом, который только начинает постигать первоначальные азы профессии. Я заново занимался речью, заново учился писать тексты, отрабатывал псевдо-прямые эфиры. Я вчера и я сегодня – это два разных человека, а завтра я буду еще лучше, потому что следую принципу «не останавливаться на достигнутом».

Вы окончили радиотехнический факультет Казанского технического университета. Получается, профильное образование (к примеру, факультет журналистики) не является обязательным для того, чтобы сделать карьеру в медиабизнесе?

Получается, что так. Техническое образование, на мой взгляд, самое универсальное - человека учат логически и самостоятельно докапываться до истины. Вот сами подумайте: сколько журналистов с техническим образованием и сколько технарей – с журналистским?

Какие личностные качества необходимы профессиональному телеведущему?

Чувство юмора, самоирония, жесткость в отстаивании своих позиций, коммуникабельность, умение сосредоточиться, память.

Работа ведущего новостей отличается от работы ведущего аналитической программы или программы развлекательного формата? Если да, то чем отличается? По каким критериям отбирают людей в эту профессию?

Я сам никогда не отбирал ведущих, поэтому лучше спросить у тех, кто это делал. Я успел поработать в развлекательных программах – безусловно, это другой формат: больше импровизации, можно пообщаться с гостями передачи, со зрителем, порассуждать, пошутить. В таких программах больше свободы и ощущения тепла, но, в отличие от новостей, они не вечны. В аналитических программах не работал, и считаю, что еще слишком молод для аналитики. На мой взгляд, здесь нужен большой жизненный опыт и глубокое понимание ситуации в целом. Новости – это факты, причем без личностных оценок происходящего. Здесь больше ограничений и установленных правил, но это не значит, что сам процесс неинтересный и «невкусный». Он заставляет думать и работать быстро и лаконично.

В 2006 году Вы получили приглашение Госдепа США и стажировались в американских медиакомпаниях. Есть ли принципиальная разница в подходе к профессии ведущего новостей в Америке и в России?

Разница колоссальная. Например, в США ситуация с возрастом ведущих совершенно противоположная: американские коллеги были искренне удивлены, когда узнали, что мне всего 25, а я веду новости. У них есть еще одна особенность: все ведущие очень естественно чувствуют себя в прямом эфире и позволяют себе некоторые вольности, не прописанные в сценарии. У нас же это порой смотрится весело, но пока большей частью неестественно. Некоторые представители моей профессии, слизывая манеру поведения и жестикуляцию с западных телеведущих, забывают о том, что у иностранного зрителя менталитет другой. Для них такая форма подачи органична, а для российского зрителя – нет. А потом, импровизация по прописанному сценарию – это уже не импровизация.

Есть между Москвой и Вашингтоном существенная разница и в оплате труда. Для руководства американских телекомпаний внешний вид работника играет важную роль и вне эфира. Если ведущий сказочно богат, люди будут его слушать и ставить в пример, чтобы добиться тех же финансовых успехов, что и он. Отсюда и доверие к телекомпании. Если в нашей столице ситуация не такая катастрофическая, то в регионах работа ведущим не предполагает высоких заработков. Считается, что ты должен быть счастлив от того, что тебя показывают по телевизору.

(А вот чему я безмерно рад, так это тому, что сейчас мы не отстаем от американцев в техническом оснащении. Я побывал в ньюс-румах и студиях крупнейших национальных каналов в Нью-Йорке, Вашингтоне, Сан-Франциско, Тампе, и то, что я вижу на Первом канале, не сильно от них отличается. Кстати, наш новый ньюс-рум, в который мы переехали с декабря 2007 года, признан лучшим среди подобных в Западной Европе).

Вам удалось сравнить работу на телевидении в отдельно взятом регионе с работой в Москве и за рубежом. Где сложнее реализоваться человеку телевизионной профессии и почему?

Сложности и там, и тут. Везде свои требования, кардинально отличающиеся друг от друга. Начнем с разных информационных полей: например, новости со всего мира и новости отдельного региона сравнивать трудно. Далеко не каждая региональная компания, в отличие от федеральной, в состоянии нормально одеть ведущего, следить за его стилем, за его речью, а главное – дать необходимые знания новичку. Многое приходится постигать путем проб и ошибок. В этом, конечно, есть свои плюсы, и в любом случае набираешься опыта, но он не сравним с теми навыками, которые ты приобретаешь за короткий срок, попадая в команду настоящих профессионалов на центральных каналах. А сложнее реализоваться, наверное, все-таки, на региональных каналах, так как наступает определенный момент, когда начинаешь задумываться – а куда дальше? А дальше – федеральный канал.

Кем Вы видите себя лет через 10? Продолжите работать в новостях или попробуете свои силы в другом качестве: автора собственной программы, продюсера, преподавателя курсов для журналистов и телеведущих?

Я обладаю достаточно большим потенциалом и опытом работы в разных сферах, в том числе не относящихся к ТВ. На данном этапе работа в СМИ меня устраивает, и планов уходить в ближайшее время нет.

Что бы Вы посоветовали тем, кто мечтает о карьере телевизионного ведущего?

Не предавайте мечту.

MediaJOBS