Назад к списку Профессия и карьера

Олег Колесников, НТВ-Плюс: «Как ни парадоксально, но в сфере телевещания не хватает специалистов в области цифрового звука и видео»

Олег Колесников окончил факультет космических исследований и аэрофизики МФТИ. Трудовую деятельность начинал в спортивной редакции телеканала НТВ. Затем работал в Дирекции спортивных программ «НТВ-Плюс»: начальником отдела по обеспечению эфира и заместителем руководителя Дирекции. С 2005 года работает техническим директором «НТВ-Плюс». Под его руководством разработаны многоканальные аппаратно-программные блоки для передачи программ в эфир, прогрессивная система архивирования видеоматериалов электронным методом. Разработана материальная база и программное обеспечение для передач с многоканальным звуком Dolby Digital; начато вещание в формате HD и обеспечена организация прямых трансляций.

В каких сегментах электронных СМИ цифровые технологии максимально потребовали новых профессиональных квалификаций сотрудников?

Безусловно, в первую очередь, в связи со всеобщей компьютеризацией, возросла роль IT практически на каждом участке процесса телевещания. После съемок материал необходимо обработать на компьютере и переслать, внутренние процессы тоже компьютеризированы и перешли из плоскости переноса кассет в какие-то эфемерные операции с файлами. То же самое касается выдачи материалов в эфир, распространения и доставки до конечных пользователей. Broadcast из закрытого мира суперпрофессионалов, которые понимают, как идет сигнал, и как он принимается, обрабатывается и так далее, переходит в плоскость чисто технологической обработки.

Здесь есть свои плюсы и минусы. Плюс в том, что теперь в этом может разобраться практически любой подготовленный специалист с уклоном в IT. И это же - минус, потому что сейчас появляется достаточное количество специалистов, которым кажется, что они в этом разбираются. Но на самом деле, это абсолютно не так. Потому что в телевизионном мире всегда было два вида специалистов: люди, которые, имея телевизионную школу, принимают новые знания в IT–среде, и наоборот, те, кто шел из IT в телевещание. Как показывает практика, люди, знакомые с телевизионным производством, во время перехода от broadcast к IT абсолютно четко себе представляют, что они будут иметь на выходе. Потому что мы все боремся за то, что идет в эфир, и, в принципе, нам абсолютно все равно, каким образом это будет достигнуто.

А у тех, кто пришел в телеещание из IT или из телекома, совсем другой подход, «телекомовский»: вот протокол, один какой-то пакет не пришел – ну и что, мы запросим, он придет попозже, или если что-то потеряли – в принципе, и без этого не страшно. И этот же подход транслируется на все, что связано с обеспечением работы. Если у вас что-то не работает – не вопрос, в течение двух часов мы приедем и все починим. Но в течение этих двух часов уже закончится матч, который никто не сыграет второй раз, уже поставят мировой рекорд, который никто специально два часа спустя для приехавших ремонтников не повторит, и так далее. Поэтому людей, которые приходят из IT в broadcast, всегда приходится переучивать. Здесь нет возможности открыть какой-нибудь хелп-деск, позвонить в службу поддержки и ждать, положа ногу на ногу, когда же проблема решится.

Этот тренд сохраняется. Людей, которые с самого начала понимают, что IT и ТВ – это не одно и то же – не прибавилось. Даже молодые IT-специалисты, которых набирают специально для работы в телевидении, вынуждены проходить ментальный слом. Им нужно понять, что всем абсолютно все равно, кто виноват в том, что что-то сломалось, почему программа может не выйти в эфир – она должна сначала выйти, каким бы способом это ни произошло, а затем уже можно разбираться.

За последнее время потребности в кадрах изменились, в основном, только количественно – люди с компьютерной спецификой стали требоваться в больших количествах.

Какие из традиционных профессий в телевидении очевидно изменились в связи с цифровыми технологиями: а) по функционалу, б) по квалификационные требованиям?

Существует необходимость полного понимания технологической цепочки прохождения материала, от начала до конца, чтобы человек в любой момент, когда случалась какая-то критическая ситуация, мог ее качественным образом обработать и преодолеть, чтобы материал все-таки вышел в эфир. Поэтому придумываются всякие схемы двойного и тройного резервирования, прохождения сигнала по разным путям – этого, как правило, в IT не делается.

И это, скорее, человеческие качества – понимание ответственности за конечный продукт. Это и является той самой спецификой broadcast. Наличие, качество и непрерывность сигнала – три самые важные составляющие.

Мы делаем более 200 каналов, из них 12 спортивных – с точки зрения производства это очень тяжело. Если раньше 300-400 человек делали один канал, то теперь такой же коллектив, или даже меньше, делает 12 каналов. Нагрузка на человека, с точки зрения ответственности, еще больше возрастает. Потому что материал может быть использован сегодня на одном канале, завтра на другом, послезавтра на третьем. Телевидению очень сложно научить по книгам или конспектам, если человек не понимает этого процесса, очень тяжело понять, откуда берутся те или иные требования. Поэтому нужно обучать не конкретной работе на конкретном участке, а рассказывать, откуда берется материал, как он приходит, почему он именно такой, и что от качества выходного материала с конкретно его рабочей станции многое зависит, вплоть до эфира.

Появились ли совершенно новые профессии?  Возможно, какие-то профессии отмирают?

У нас закрылся отдел ремонта. Он был большой, поскольку были магнитофоны, им нужно было делать профилактику. Сейчас цикл производства сильно меняется, некоторые вещи отремонтировать уже не то что невозможно, а просто нецелесообразно. Теперь гораздо меньше вещей, которые можно починить, поскольку они стали разнородны, и сильно отличаются от того, что происходило в традиционном телевещании.

Мы оставили позицию специалиста по техобслуживанию камер, потому что в камере есть механика, объективы, которые подвергаются некоему ремонту и обслуживанию.

С другой стороны, стало больше «менеджерских» профессий. Дело в том, что с внедрением «безленточных» технологий, материал стало достаточно легко хранить. Но одновременно с этим его достаточно просто потерять. Потому что раньше, если ты записал на кассету, она существует физически, ты ее поставил на полку, она стоит. В цифровом мире, в котором мы сейчас живем, если контент попал на хранение, и он не описан или неправильно описан – считайте, что его нет. Потому что найти среди десятков тысяч часов, которые мы получаем в год, какой-нибудь двухчасовой файл невозможно. Поэтому сейчас у нас есть группа специалистов, которые занимаются тем, что отслеживают процесс прохождения материала, его описание.

Еще более тонкая история – это удаление материала. Потому что контент присутствует в десятках разных копий, и понять, какая из них может быть удалена – это тоже некий процесс менеджмента, принятия решения. То же самое с поступлением материала на воспроизведение. Весь процесс управления контентом – это совершенно отдельная часть broadcast, которая активно развивается.

У нас этим занимается человек, который закончил историко-архивный институт. Он знаком с технологией, и перевел архивное дело на рельсы современных цифровых технологий. Эта специальность у нас называется «управляющий архивами и движением медиаматериалов».

Что касается передачи сигнала. Сегодняшняя действительность требует разработки и внедрения новых сред доставки. Это, в первую очередь, интернет- и IP-среда. Наша компания занимается исследованием вещания в новых средах. А значит, нам нужны IT-инженеры, специалисты по разработке и продвижению видеопорталов. И здесь тоже есть своя специфика. Ведь сделать статическую страничку – это одна история, другая – сделать ту же самую страничку с видео, создать подписку на нее, плюс сделать биллинг для монетизации ресурса, авторизации абонентов и обеспечения тысячи одновременных просмотров в сотнях и тысячах мест по стране. Это еще одно вновь родившееся направление деятельности, которое требует людей, владеющих цифровыми технологиями  и пониманием видеосреды, средств и способов доставки контента.

Для того, чтобы иметь возможность в любой точке получить качественный контент без задержек, создается система промежуточных серверов, и опять это все упирается сугубо в зону действия сетевых технологий. То же самое связано и с доставкой контента к нам (контрибуция), и с доставкой контента к абонентам (дистрибуция). Еще два-три года назад мы, в основном, использовали спутник, чтобы получать контент, то сейчас уже процентов 80 материала приходит наземными, волоконно-оптическими линиями связи. И с этим тоже связано новое направление деятельности – изменились устройства, с которых мы принимаем сигнал, а у нас очень серьезные требования – сигнал не может прерываться, скорости и потоки гораздо выше, так как качество должно быть высокое. И это еще одна среда сетевой инфраструктуры с передачей широковещательных теле- и радиосигналов. Это тоже история IT, но, повторюсь, люди должны понимать специфику телевещания.

Еще одна область, которая у нас развилась, и на которую мы берем людей – это сетевая производственная структура. Во время работы на Олимпиаде в Лондоне мы использовали так называемые распределения и «облачные» сервисы – систему распределенной обработки данных, хранения и т.д. Мы испытали эту технологию, и думаем продолжать в крупных трансляциях. С развитием телекоммуникационных сервисов становится удобнее и выгоднее не возить огромное количество техники по городам, а, воспользовавшись широкими каналами связи, организовывать удаленное производство, присоединенное к центральным вычислительным мощностям.

В Лондоне у нас ядро системы было непосредственно в Международном вещательном центре, а еще две студии - в Уимблдоне и Вестминстере. Высокоскоростные каналы давали возможность чувствовать себя, как дома. У нас были останкинские телефонные номера и доступ к архиву, который находился в Москве. Такие «облачные» структуры будут развиваться очень быстро. Сейчас компании стараются экономить, в том числе, и на кадровых ресурсах, и на логистике. Поэтому специалисты по магистральным каналам связи в применении к телерадиовещанию уже выделяются в отдельную категорию. Объемы передачи данных измеряются уже терабайтами. Развитие и запросы технологий телерадиовещания подтягивает за собой развитие телекома.

Назовите  5 профессий,  наиболее востребованных и перспективных для цифровых электронных СМИ в ближайшие пять лет.

Первое – это маркетинг. Доставка, продажа, правильное позиционирование и распространение контента. Если контент не дошел до конечного потребителя, то все предыдущие усилия потрачены зря. Второе – специалисты с глубокими знаниями IT-технологий, хранения и производства контента, которые сейчас востребованы везде. Также – люди, способные обращаться с цифровым контентом. 

Наверное, потребуются еще менеджеры по управлению большими телевизионными станциями. Именно с точки зрения технического взаимодействия различных подразделений. Это менеджеры, которые, как правило, вырастают из своих сотрудников. Менеджеры нужны, чтобы управлять сложным и многоплановым технологическим процессом.

Сейчас цикл изменения цифровой инфраструктуры сильно сократился. Если раньше мы понимали, что оборудование, которое установлено, будет через 15 лет работать, то сейчас состав оборудования непрерывно меняется и устаревает оно морально и физически за 5-6 лет. И необходимо принятие именно менеджерских решений - какое оборудование от каких компаний с какими перспективами развития необходимо будет применять. Это очень важно, потому что эти решения все равно очень дорогие, несмотря на то, что их срок жизни сократился. И здесь важно увидеть вектор развития на ближайшие 5-10 лет и понять, что ресурсы всегда ограничены, их нельзя тратить бездумно.

Окажутся востребованными специалисты в области цифрового звука в применении к телепроизводству, как ни парадоксально, он сейчас практически повсеместно внедряется, но специалистов по нему очень мало. И особенно это актуально с точки зрения живых трансляций.

Какие вузы уже готовят или планируют подготовку таких специалистов? Есть ли у Вас предпочтения по вузам, откуда к Вам в компанию приходят специалисты?

Говорить о том, что есть какой-то вуз, с которым мы сотрудничаем, и откуда черпаем специалистов – я бы не стал. Если освобождается ставка – мы обращаемся к рынку труда, иногда переманиваем из других компаний. Часто бывает так, что приходит человек без профильного образования, но с необходимыми нам знаниями, и мы можем его взять.

Какие  еще изменения на рынке труда электронных СМИ в связи с цифровыми технологиями Вы можете прогнозировать?

Рынок перегрет именно по части IT. Люди, которые приходят из IT, сразу ставят завышенные запросы с точки зрения зарплат по сравнению со специалистами из broadcast. И здесь существует дилемма – брать хорошего IT-специалиста получается дороже, чем высококлассного специалиста, который не один десяток лет в компании, понимает технологии от начала до конца.

Наверное, рано или поздно, все-таки, встанет вопрос, в дополнение к творческим кадрам, о подготовке или переподготовке на новых технологиях людей из broadcast.

Какие вузы способны такую переподготовку организовать?

Наверное, было бы полезно, если бы вузы осуществляли переподготовку прямо у нас внутри компании, по заказу. Но сейчас такое количество разнообразных программных и аппаратных решений, на которых работают компании, зачастую несовместимых одно с другим. Они нестандартны. Возможно, было бы правильнее – собственно, мы делаем это с компаниями, когда ставим новое оборудование – чтобы компании осуществляли тренинги у нас.