Назад к списку Профессия и карьера

Вадим Наливайко: «Программный директор радио не может лениться и почивать на лаврах»

Вадим Наливайко – с июня 2009 по апрель 2010 - генеральный продюсер «Music Радио» (г. Киев, Украина). После окончания контракта снова живет в Москве. Общий стаж работы на радио - 21 год. С 1992 по 1994 год — информационный ведущий, с 1994 по 1996-й — руководитель службы информации, а в 1996-97-м — программный директор «Престиж радио». С 1997 по 1999 год — программный директор «Радио Классика». С 2000 по 2004 — программный директор «Радио Шансон». В 2008-2009 годах — генеральный директор радио «Звезда».

Вадим Наливайко

Опишите профессию программного директора  на радио. В чем именно состоит его ежедневная работа?

Программный директор на радио — профессия очень многогранная. Он и менеджер, и творец, и учитель. Должен уметь определить «генеральную линию» своей станции и ежедневно, еженедельно, ежечасно воплощать её в жизнь. Программному директору радио необходима общая музыкальная эрудиция, а также понимание правил и законов работы шоу-, медиаигрока на рынке. Обязан не только представлять, что и как надо сделать для того, чтобы родное СМИ стало успешным, но и уметь воплощать свои идеи в жизнь. Часто это сложно, приходится принимать непопулярные решения, брать на себя ответственность за неочевидные пока шаги. Если ди-джей, ведущий программ, креативщики мыслят категориями своей смены, своего проекта, программный директор должен мыслить неделями, месяцами, полугодиями.
Формально подчиняется генеральному директору. Де-факто — «главному начальнику», учредителю, совету директоров. Именно программному директору руководство доверяет делать тот продукт, который является бизнесом, приносит прибыль. Цинично говоря, программный директор варит то кушанье, которое понравится достаточному количеству слушателей-едоков, чтобы они не ушли с волны, слушали станцию, обеспечивали рейтинг и, как следствие, рекламные поступления.
Программному директору на радио подчиняются все «творцы». Ведущие - как линейные (ди-джеи), так и спецпрограмм, новостники - в части подачи, «как звучат» (что они выдают в эфир, определяет руководитель службы информации, у которого с программным директором нет прямых отношений подчинённости), звукорежиссёры, креативщики, создатели рекламы. Инженеры в части их деятельности, относящейся к тому, как звучит радио. При отсутствии формальных отношений подчинённости, программный директор участвует в деятельности рекламного отдела, определяя и согласуя максимально эффективные формы взаимодействия радиостанции с рекламодателями. В постоянном и активном взаимодействии с программным директором находятся маркетологи и пиарщики. В большинстве случаев правой рукой программного директора на радио является музыкальный редактор. Продюсеры и руководители творческих спецпроектов, шоу, игр, внеэфирных мероприятий также работают с ним в постоянном контакте.
Без прямых отношений подчинённости, но постоянно и кропотливо программный отдел и программный директор персонально взаимодействуют со службой информации, рекламным отделом, отделом маркетинга, PR-отделом, внешними партнёрами (прессой, телевидением, концертными агентствами, издателями аудио- и видеопродукции, артистами и их представителями, лейблами).
Сложностей в работе всегда хватает. Но это — хорошие сложности. Из них и состоит профессия. Сложно «бодаться» с творческими подразделениями, которые уверены (и это правильно), что именно их работа — самая главная на радио. Сложно порой убедить руководство в том, что нужно делать именно так и никак не иначе.

Есть ли типичный путь прихода в эту профессию?

Чаще в программные директора попадают либо музыкальные редакторы, либо ди-джеи. Очень важно, чтобы руководитель, особенно руководитель творческого коллектива, хорошо представлял особенности работы каждого своего подчинённого. Программному директору нет необходимости уметь выполнять все без исключения задачи лучше своих подчинённых. Но не побояться и смочь сесть по необходимости за пульт, встать к микрофону, написать пресс-релиз, статью, ответить «сложному» слушателю — очень полезно.

Как Вы пришли в эту профессию?

Именно в программные директора я пришёл двумя параллельными путями. Будучи уже руководителем службы информации на «Престиж радио», я де-факто выполнял подавляющее большинство задач, которые находились в компетенции программного директора. Параллельно работал на радио «Классика» ди-джеем. По уходу с этого поста предыдущего программного директора Классики Василия Стрельникова, им же был рекомендован на эту должность. Когда радио «Классика» перестало являться таковым, а «Престиж радио» вовсе стало другой станцией, уже именно в качестве программного директора был приглашён на «Радио Шансон». Там всё делал «с нуля»: набирал команду, формат, фонотеку (здесь помощь музреда была
неоценима), программный продукт, службу информации - все. Как «дополнительное послушание» оставил за собой ди-джейство и ведение авторского проекта.

В интервью о профессии программного директора радиостанции трудно обойти тему «формат – неформат», вопрос критериев отбора исполнителей на радиостанции, а также тему проплаченных эфиров

Строго говоря, формат на радио — это совокупность правил и законов построения эфира. Ни больше, ни меньше. Поэтому, если мы встречаемся с определением «формат-неформат» по отношению к материалу, который оцениваем на предмет того, ставить или не ставить в эфир, такой подход, по моему мнению, есть демонстрация непрофессионализма, оперирующего этим термином.
Несколько лет назад в Москве существовало такое «До-радио». Элементом формата на нём было наличие в эфире только инструментальных произведений и отсутствие произведений вокальных. Вот для такой станции любая песня — неформат. А любой инструментал — в формате. Ограничения такого рода бывают на радио редко. Чем более нишевая станция, тем больше используется форматозадающих признаков при формировании эфира и тем легче указанным понятием оперировать.
То, что артисты и их представители слышат от программных директоров на радио и/или музыкальных редакторов на эту тему, - это не характеристика форматности предлагаемого произведения, а демонстрация страха, лени, жадности или непрофессионализма того, кто такие вещи заявляет.
Проплаченные эфиры. Естественно, встречаюсь с этой частью шоу-бизнеса, и нередко. Лично мне, Вадиму Наливайко, не близка форма продвижения творческого продукта за деньги, услуги, конфеты и борзых щенков. Тем не менее, все мы понимаем, в каких условиях живём. Я активно против, когда слушателя обманывают - когда музыкальное произведение объявляется хитом и, в зависимости от проплаченной суммы, объявляется конкретное количество раз.
Если я как программный директор начинаю играть в эти игры, возникают немножко другие отношения. В этом случае станция оказывает клиенту (артисту, продюсеру) услугу по донесению информации о новом материале до слушателя. И моя задача — отработать эту услугу максимально эффективно. Я умею это делать, хотя и не люблю. Материал будет мной донесён качественно и профессионально, но слушатель должен знать и будет знать, что вот это — «за дополнительные обязательства». Хоть «на правах рекламы», хоть как-нибудь поинтереснее.
Замечу, что проплаченность эфира «аукается» исполнителю в 100% случаев. Не в плюс, понятно. Коллеги по сцене, по цеху очень хорошо знают, видят, кто пришёл и стал звездой, потому что молодец, а кому помог цементный заводик, биржа или скважинка какая-нибудь.

Вы много пишете о радио, в том числе  о такой проблеме, как непрофессионализм тех, кто приходит туда работать, их нежелание учиться. Вы относите это к какому-то определенному поколению?

«Поколенческая» составляющая в этом наблюдении есть, но она сейчас нивелируется, отходит. Понятно, что те, кто начинал делать радио в России, в Москве в начале 90-х годов, уже выросли, пошли дальше. Кто-то по разным причинам «сошёл с дистанции», ушёл в другие бизнесы, кто-то расцвёл. Поколение пришедших на смену первым, частенько копировало успешные находки и модели, вместо того, чтобы расти самостоятельно, придумывать и воплощать своё. Особенно эта тенденция сильна в регионах.
У меня масса знакомых в радиомире; нередко я вижу, что ди-джеем человек был изумительным, а как программный директор — слабенький. Бывает и наоборот - не очень сильный эфирный персонаж находит себя в программировании станции. Найти, воспитать, назначить действительно сильного и эффективного программного директора — задача сложная, нетривиальная. Ещё одна очень большая опасность: прекрасно показавший себя на старт-апе менеджер через год-два-три «жиреет, зарастает мхом и салом», теряет эффективность. Тоже большая беда. Учиться — необходимо. Держать руку на пульсе — непременно. Блюсти определённую дистанцию с подчинёнными надо обязательно. Делать это можно одним из двух способов: первый - расти самому, подтягивая команду за собой. Второй - не умея или не желая расти, не давать расти и тем, кто с тобой. Грустно, но гораздо чаще мы встречаемся со второй ситуацией.

Как работать над собой тем, кто мечтает о карьере программного директора на радио? Есть ли у Вас любимые книги и кинофильмы, которые Вы советовали бы читать и смотреть «для саморазвития» вообще и программных людей на радио в частности?

Все последние годы очень внимательно слежу за тем, что делают на западных станциях, что делают на наших, включая большое количество станций региональных. Анализирую рейтинги, продажи дисков, билетов на концерты. Стараюсь выбираться на концерты, изнутри посмотреть, что за люди выкладывают свои кровные за недешёвый билет.
Как работать над собой? Не лениться. Не почивать на лаврах. Попытаться сформулировать для себя ответ на вопрос: «Надо ли мне в программные директора?» На западных станциях с многолетней историей ди-джеи и новостийщики сидят у микрофона до пенсии, самовыражаясь именно в этих ипостасях.
Если вы отвечаете на вопрос: «Да, я хочу быть программным директором», надо не робеть это показывать делом. Генерить идеи, воплощать их. Это сложно - как при живом программном директоре на твоей станции показать ему и миру, что ты тоже таким хочешь быть? Но инициативу проявлять необходимо всё равно. У прогдира столько забот, задач, что помощник ему лишним не будет никогда.

Какое образование способствует успешной карьере в Вашей профессии?

Думаю, что принципиальной роли отрасль базового образования не играет. Но само по себе образование, очевидно, необходимо. Умение работать с информацией, анализировать, на основании существующих данных создавать то, что ещё никем не создано, психологическая устойчивость, трудоспособность сами по себе из ниоткуда не родятся. Прививка студенчества, курсов, иногда и армейская закалка всегда лучше, чем их отсутствие. По ряду причин для меня лично при отборе микрофонных сотрудников «отягчающим обстоятельством» было наличие актёрского и театрального прошлого. Хотя, конечно, это не означало профнепригодность для радио таких ребят. Просто с ними сложнее. А вот с технарями, учителями и особенно медиками было всегда очень легко и комфортно.
В общем же случае базовое образование принципиального значения в становлении программного директора, на мой взгляд, не имеет.

Есть ли у Вас авторитеты в профессии? Кого Вы считаете лучшими программными директорами на нашем радио и почему?

Да. Всегда считал и сейчас считаю лучшими программными директорами (вне зависимости от того, как они назывались тогда и чем занимаются сейчас) Василия Стрельникова, Сергея Архипова, Игоря Яркова и Александра Александровича Варина (к сожалению, уже покойного).

Как Вы отбираете сотрудников в свою команду?  За какие качества Вы цените своих подчиненных? Чего не прощаете?

В последние годы механизм отбора мной довольно хорошо отлажен. Размещаю в собственном эфире или в открытых источниках, на профильных ресурсах информацию о том, что на станцию нужен такой-то носитель знаний, умений и навыков. Уже на этом этапе слежу, как у соискателя с языком, чувством юмора, волей к победе, аккуратностью. Второй этап — зову соискателей пообщаться лично. Чтобы понять, что с этим человеком я работать точно не смогу и не буду, как правило, хватает 3—5 минут. Ещё минут 10—15 беседы с таким человеком — принятая уже вежливость. Если чувствую, что перспективы к сотрудничеству есть, общаемся минут 30—50. Часто оказывается, что ровно на одну вакансию претендует несколько действительно очень перспективных ребят. Приглашаю одного постажироваться, выполнить какие-то мои творческие задания. Подчёркиваю, что на это же место претендует ещё несколько человек, о том же говорю и оставшимся. Оставшихся прошу звонить с условленным шагом, например, раз в неделю или две. Это не отмазка, они действительно звонят. Минимум четверо моих ребят на протяжении последних лет двух именно так, созваниваясь, и стали работать в команде.
В сотрудниках ценю волю к победе, стремление расти. Очень нравится, когда на работу народ идет с удовольствием. Когда с шутками и прибаутками решаются сложные задачи. Хорошо, когда сотрудник загружен процентов на 65—75 своих способностей и возможностей. То есть, не прохлаждается, но и не умирает ежедневно. И когда мы оба знаем, что и он, и я, если надо, можем работать на свои 101%.
Очень не люблю лень. Когда откладывают на завтра то, что вполне можно, а иногда совершенно необходимо сделать сегодня. Не нравится, когда врут. Когда «стучат». Когда за спиной, моей ли, коллеги ли, придумывают то, что не соответствует действительности, то, что боятся сказать в глаза.