Назад к списку Профессия и карьера

Юлия Казакова: «Издательский бизнес: каких специалистов не хватает и как справиться с их дефицитом»

Гильдия издателей периодической печати объединяет десятки издательских домов России и ежедневно «слышит», видит и решает индустриальные вопросы. Юлия Казакова занимает должность исполнительного директора ГИПП с 2002 года. Получив образование инженера-математика (окончила факультет прикладной математики Московского института электроники и математики), она работала в космической промышленности в области баллистики. С 1995 года трудится в издательской индустрии. Возглавляла клиентскую службу Агентства подписки и розницы, первого альтернативного «Роспечати» подписного агентства. Руководила консалтинговой компанией «Сервис Медиа». Лауреат премии «Медиа-менеджер России» в номинации «За личный вклад в создание влиятельной отраслевой ассоциации издателей». В интервью порталу MediaJOBS.RU Юлия Казакова делится наблюдениями о процессах, происходящих на рынке труда в издательском деле, тенденциях его развития.

Как бы вы определили основные кадровые проблемы издательской индустрии  сегодня?

В последнее десятилетие индустрия печатных СМИ развивалась очень активно, процесс обучения и повышения квалификации специалистов явно не успевает за такими темпами развития. В результате в отрасли явно ощущается кадровый дефицит. Основные кадровые проблемы я бы разделила на две группы.

Первое – это нехватка кадров, и творческих, и управленческих. Есть дефицит главных редакторов, редакторов, журналистов, директоров по рекламе, директоров по маркетингу, специалистов и менеджеров разных категорий, особенно в регионах.

Второе. С развитием индустрии появились такие специальности, которых прежде не было в издательском деле. Это связано, например, с использованием в издательском бизнесе новых медиа, внедрением новых технологий, переходом на цифровые форматы, с конвергенцией и другими процессами, которые происходят внутри издательских домов. По сути это специалисты (и журналисты, и менеджеры) качественно иного уровня, и их, к сожалению, нигде не учат. И найти их очень сложно, практически невозможно. Единственный способ – нанимать зарубежных специалистов, либо срочно доучивать, повышать квалификацию тех, кто уже работает на рынке.

Какие категории специалистов издательского бизнеса пользуются особенно высоким спросом на рынке труда?

Ситуация такая же, как и в любой другой отрасли. Можно разграничить дефицит двумя категориями: специалисты и топ-менеджмент.  Квалифицированные управленцы высшего звена – всегда большая проблема. С развитием нашего сегмента медиаиндустрии наметилась тенденция, когда топ-менеджеры просто переходят из других областей, не зная специфики издательского бизнеса. В принципе это нормально. Если это опытные управленцы, вникнуть в специфику отрасли не так уж и сложно, просто требуется какое-то время, и потом эти люди продуктивно работают.

Очень не хватает квалифицированных журналистов, несмотря на то, что их готовят в многочисленных вузах по всей стране. Выпускники факультетов журналистики не всегда хотят посвятить себя своей профессии: многие уходят в PR-службы или какие-то смежные области.

Наибольшая сложность, как всегда, со специалистами. Нужно обучить, воспитать, надо, чтобы человек приобрел какой-то опыт. Что касается менеджерских специальностей, то есть профессии, которым практически нигде не учат. И это не только новые для индустрии специальности. Это, например, менеджеры по распространению, по рекламе и маркетингу в издательских домах, дизайнеры печатных СМИ. Есть курсы и программы повышения квалификации, но базовую подготовку в нашей сфере получить практически невозможно.

Если полистать газеты и журналы, то бросается в глаза множество ошибок, опечаток. Что это – следствие нехватки корректоров?

Если говорить о технических редакторах, корректорах и прочих, кто связан с процессами производства и выпуска изданий, то я бы не сказала, что их не хватает. Эти кадры готовят специальные учебные заведения (лицеи), есть кафедры в Университете печати. Так что дело не столько в дефиците кадров, сколько в технологии выпуска. Где-то на профессиональном уровне корректоров просто экономят.

Вы говорили о дефиците квалифицированных журналистов – это при том, что множество образовательных центров обучают этой специальности. Может быть, проблема кроется не в нехватке кадров, а в изменившихся требованиях. Есть, например, жесткий возрастной ценз…

Это больная тема, которую мы не первый год обсуждаем с руководством вузов. Руководство вузов убеждено, что они готовят качественных специалистов. Участники индустрии, напротив, говорят, что уровень практического образования журналистов снизился. Я бы выбрала компромиссный вариант ответа. Полагаю, что существует некоторая оторванность высшей школы от рынка, и в этом – обоюдная вина. Высшая школа традиционно с опозданием воспринимает все новации, образование – довольно консервативный вид деятельности. Есть, наверное, и немалая вина индустрии, которая шагнула далеко вперед. Сегодня, поняв, что кадров серьезно не хватает, ее лидеры задумались о качестве и количестве специалистов. В результате не хватает некоего «технического задания от индустрии»: какие нужны специалисты, какого уровня, сколько и пр. Это именно то, чем сейчас занимает Гильдия издателей периодической печати. Мы создаем классификатор специальностей в издательском бизнесе – перечень всех существующих профессий с учетом требований к ним. Планируем провести исследования, какие специалисты нужны индустрии в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах, определить примерные «вилки» зарплат. Это необходимо, в первую очередь, самим издателям, а также для того, чтобы вузы корректировали и совершенствовали учебные программы, вырабатывали стандарты с учетом требований индустрии.

Какие новые тенденции развития индустрии будут определять потребность в специалистах новой квалификации в ближайшие годы?

Тенденции связаны с новыми медиа и качественно новыми технологиями в бизнесе. Если говорить о газетах и журналах, это уже не только «бумага» и интернет-ленты, но это и новые форматы, в том числе и цифровые. Скажем, журналы теперь можно «листать» прямо в интернете. В ньюзрумах идет процесс конвергенции, когда журналист работает не только в «бумагу». Он освещает тему и для печатных СМИ, и для новостной ленты, и для интернет-сайта, и мобильных сообщений. Речь идет о качественно новой журналистике.

Параллельные процессы идут и в других службах издательских домов. Появляются новации в распространении и продажах рекламы, новые маркетинговые приемы. Издательский бизнес вышел на новый эволюционный виток развития, и для этого необходимы специалисты. Наша задача, как отраслевой ассоциации, эти тенденции отслеживать и освещать, помогать повышать квалификацию специалистов и преподавателей, готовить учебные пособия и т.д. Три дня нашей июньской выставки-конференции «Издательский бизнес» в Центре международной торговли были посвящены современным тенденциям и новациям в разных сферах издательского бизнеса.

Приходится часто слышать жалобы, что на работу в издательские дома, печатные СМИ принимают по знакомству. Как бы вы ответили на эти претензии  к работодателям?

Очень важная тема – вопросы трудоустройства, стажировок, прохождения практики, профессионального роста специалистов и профессионализма кадровых агентств. Почему издатели зачастую занимаются подбором персонала самостоятельно? Не всегда доверяют агентствам, да и не все из них работают качественно, не все знают рынок. Рекрутинговым компаниям необходимо заслужить доверие и приобрести «вес», чтобы участники индустрии убедились, что им дороже и неэффективно заниматься поисками персонала самим, нежели поручить это дело профессионалам.

Возможна и такая причина, как экономия средств. Практика привлечения специалистов через агентства и выплата за это гонораров пока свойственна только крупным и развитым издательским компаниям. Чтобы сделать ее обычной, нужно в том числе изменить ментальность.

Если говорить о крупных компаниях, они чаще всего уже работают с кадрами цивилизованно. Во многих ИД есть уникальные наработки в сфере кадровой политики – и по требованиям к соискателям, и по тестированию специалистов и оценке их качеств. Более того, многие из флагманов издательской индустрии создают собственные службы, которые можно сравнить по некоторым функциям с рекрутинговыми агентствами.

Существует ли сегодня в издательском бизнесе и печатных СМИ такое явление, как текучесть кадров? Если да, то каким изданиям  она более свойственна - частным или государственным?

Конечно, текучесть кадров была, есть и будет. Средний ее показатель в издательской компании по оценкам экспертов составляет 13 процентов.  У кого-то он выше, у кого-то ниже. Вообще, мне иногда кажется, будто наш рынок медиа – некое броуновское движение. Множество людей переходит с одной позиции на другую, из одного ИД в другой. Считаю, что это нормальная ситуация, она свойственна активно развивающемуся рынку.

Если человек проработал более 5-7 лет на одном месте, ему становится не то, что скучно, а просто он выполняет свои функциональные обязанности менее эффективно. Надо либо развиваться и расти с развитием бизнеса, либо переходить на другую работу, в другую сферу. Специалисты растут в профессиональном отношении, но, в свою очередь,  и компании меняются. Есть среди них весьма успешные, куда люди стремятся попасть. А есть компании, где текучка высока  - и в силу кадровой политики, и положения на рынке, и финансовой ситуации. Немало зависит от руководителей, от топ-менеджмента. Это общая тенденция как для частных, так и для государственных СМИ.

На мой взгляд, важно, чтобы работа была интересна, динамична и приносила удовлетворение.. Каждый для себя определяет приоритеты.

Юрий Крохин, MediaJOBS.RU