Назад к списку Экспертное мнение
11 декабря 2017

Независимая журналистика. Есть ли жизнь на фрилансе?

Сколько текстов в неделю нужно писать, чтобы заработать на жизнь фрилансом, как находить заказы и коммуницировать с редакторами? Mediajobs поговорил с четырьмя профессионалами с совершенно разной стратегией выживания.

Вопрос экспертам:
1. Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Вопрос экспертам:
2. Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Вопрос экспертам:
3. Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Геннадий Устиян
бывший главный редактор журнала TimeOut, журналист-фрилансер в «РБК Стиль», Esquire, The Hollywood Reporter, «Как потратить»
Полина Сурнина
Специалист по связям с общественностью Центра лечебной педагогики, журналист-фрилансер в «Аэрофлот», «Такие дела», «Медуза», «Афиша Daily»
Алексей Беляков
Писатель и журналист-фрилансер в Snob, Tatler, Harper`s Basar, GQ и др.
Елена Догадина
Автор телеграм-канала «Раскрепощение», журналист-фрилансер в «Афиша Daily», Wonderzine, «Лайфхакер»
Геннадий Устиян
бывший главный редактор журнала TimeOut, журналист-фрилансер в «РБК Стиль», Esquire, The Hollywood Reporter, «Как потратить»
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Издания, в которые я пишу, обычно платят рубль-два за знак. У меня была подработка, где платили меньше, но она мне нравилась. Работа была простой, так что ничего страшного — деньги важны, но если заказы приятные, то я ни от каких денег не отказываюсь. Скорее откажусь от более выгодной работы, которую, как мне кажется, именно я сделаю плохо.

Не знаю, что такое в Москве «выживать» — с одной стороны, штатным редакторам в медиа платят по 70 тысяч рублей в месяц, с другой, знаю людей, которым этой суммы едва хватает на неделю. Главное, по-моему, другое — правильно подготовиться к фрилансу. На удаленную работу нужно уходить, уже имея некоторую накопленную сумму, без долгов и кредитов, потому что гонорары не всегда поступают регулярно, или могут быть периоды простоя.

Я живу в режиме «статья в день» (исключая путешествия — перед ними я все сдаю заранее) семь дней в неделю, и все равно у меня гораздо меньше стресса, чем когда я работал пять дней в офисе, где добавлялся менеджмент и еще куча отвлекающих факторов.

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Я специально работу не ищу — у меня даже резюме нет. Ни в какие группы по найму авторов объявлений не пишу, все как-то само происходит, видимо, потому что давно в этом бизнесе и меня все знают. Я тут встретил знакомую, которая сказала: «Весь фриланс достается тебе». А я считаю, что, наоборот, способен на большее. Со стороны, может быть, кажется, что у меня все прекрасно, но единственный недостаток фриланса как раз в том, что ни в чем нельзя быть уверенным — к сожалению, сейчас гонорарный фонд во многих изданиях имеет тенденцию к сокращению. При этом, кого ни послушаешь, все жалуются, что писать некому или что все пишут одинаково. Я за год фриланса потерял три постоянные подработки, зато три появились взамен. И постоянно думаешь: вот еще бы одну постоянную подработку, и будет идеальное соотношение потраченного времени и заработанных денег. Но идеала в мире нет.

Насчет постоянного и эпизодического сотрудничества — и то, и другое. Когда я уходил с офисной работы, у меня уже были три постоянные рубрики. Тут скорее дело не в регулярности сотрудничества с одним изданием, а в том, что каждому сайту, например, нужны статьи на несколько точных тем, поданных определенным образом. И я, зная, что могу неплохо написать именно в конкретное издание, иногда сам звоню и предлагаю. Пока мне никто не отказывал — наверное, потому что я сам 25 лет проработал редактором и знаю, кому что предлагать, чтобы не тратить свое и чужое время. Кстати, это самое интересное — не ждать заказов, а самому придумывать себе работу. Причем я никогда не предлагаю статью, если не уверен, что она принесет трафик. Иногда такое сотрудничество превращается в постоянное, иногда — нет, и это нормально.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Коллега, после вмешательства которого текст становится лучше. Человек, который точно знает, какой материал ему нужен. У меня была история (к счастью, всего одна), когда мне позвонил редактор, я пытался узнать, какая именно статья нужна, он ответил: «На твое усмотрение, это авторский текст». Потом, когда я прислал статью, он не принял ее, потому что «не то». Это вообще не редактор, просто тратит мое время впустую. К счастью, это случилось только один раз, и я ничего не потерял — отдал текст в другое издание.

Обычно, когда я пишу куда-то впервые, прошу редактора показать уже опубликованный текст, который он считает образцовым, чтобы сдать ему максимально приближенную к стандартам именно этого издания работу. Так и редактор тратит меньше времени, и мне понятнее, когда сажусь писать, у всех же свои требования и особенности. Когда я работал редактором, я старался не злоупотреблять временем автора — знал, что он, в отличие от меня, получает деньги не за время, а за знаки. У меня однажды был плохой редактор, который вернул мне текст с требованием поменять абзацы местами — это уже совсем глупость. С тех пор с ним не работаю, так себя вести непрофессионально. К правке своих текстов я крайне терпим — редактор априори лучше знает, что нужно изданию, поэтому я никогда не спорю. Главное — см. начало предыдущего абзаца: чтобы текст становился лучше.
 

Полина Сурнина
Специалист по связям с общественностью Центра лечебной педагогики, журналист-фрилансер в «Аэрофлот», «Такие дела», «Медуза», «Афиша Daily»
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Средняя цена за материал на сайте — 5 тысяч рублей, бумага — рубль/знак. Есть издания, которые платят чуть больше, чем другие, иногда берешь пару интервью в номер — и сразу 20 тысяч. Я пишу несколько материалов в месяц, могу заработать таким образом 30-50 тысяч. Выживать на это нельзя, нужен хотя бы минимальный постоянный доход. И это не налажено так, что мы какого-то числа месяца решаем с редакторами, сколько и о чем я напишу — это всегда импровизация. Поэтому для меня это не какое-то серьезное зарабатывание денег, имени, репутации или еще чего-то, а отчасти игра, хотя я и занимаюсь этим 10 лет. Пишу в большей степени просто потому, что мне интересно.

Фриланс дает возможность жить очень разнообразно, мысленно путешествовать, выбирать друг от друга далекие темы: вчера были телесериалы, сегодня — дерматовенерологи. Мозг не успевает заплесневеть, ему нужно все время разбираться в какой-нибудь совершенно новой области. Так что такой немножко фитнес. Наверное, это также помогает налаживать контакты: когда кого-то из знакомых назначают главным редактором, я думаю — можно с ним замутить что-нибудь полезное для ЦЛП, иногда пишу на социальные темы, связанные с моей основной работой, летом взяла интервью у директора нашей организации для «Аэрофлота».

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Зависит от качества текста. Если ты готов очень стараться, не рассчитывать на большие деньги и работать быстро, то фриланса много. Я постоянно сотрудничаю с несколькими изданиями, но всегда откликаюсь на новые предложения. Обычно они приходят по рекомендации знакомых. Плюс —  если что-то хорошо прочиталось, кто-то может к тебе прийти сам. Например, когда вышел мой материал про полиаморов на «Афише», который стал популярным, пришла «Медуза» и сказала, что тоже хочет со мной работать. Это гораздо удобнее. Хотя такие вещи скорее исключение, чем правило. Но темы я уже очень давно не предлагаю, если только мне очень-очень надо с кем-то поговорить — тогда я прихожу, например, в «Аэрофлот» и говорю: «Ребята, можно я для вас возьму интервью у Ирины Богушевской?». Обычно это устроено так: звонит, допустим, редактор «Филантропа» и предлагает сходить для них на Каширку, поговорить с мамами детей, которые там лечатся, или взять интервью у директора фонда «Старость в радость» Лизы Олескиной. Но в целом фриланс так устроен, что даже если ты такой весь из себя офигенный специалист, все равно надо барахтаться как-то, не надеяться, что про тебя вспомнят вдруг ни с того ни с сего. Или оттого, что ты вывесил в фейсбук какой-то гениальный материал, сразу посыплются предложения.  Надо постоянно напоминать о себе, писать — ребята, привет, как дела.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Умный. Реагирующий быстро. Человек, который в своей теме держит нос по ветру, понимает, что происходит, будь это благотворительность, путешествия или что-то другое. Для меня вообще не так важно, чтоб редактор умел хорошо писать — важно, чтоб он понимал какие-то вещи, происходящие в той области, в которой он занимается редактурой. Он должен чувствовать тему — если речь об интернет-издании, можно сразу понять, попал ты или нет, интересно это кому-то или нет. Хотя это вообще рулетка. Иногда что-то, что кажется беспроигрышным вариантом, не срабатывает. Вот недавно написала материал про трансгендера для «Медузы» — казалось по всему, что он будет читаемым, а выстрелил не очень. Поэтому особенно ценны редакторы с большим количеством идей, у которых есть потенциал превратиться в удачные тексты. 

Алексей Беляков
Писатель и журналист-фрилансер в Snob, Tatler, Harper`s Basar, GQ и др.
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

В среднем 15-20 тысяч за большую статью. Но у меня к тексту старорежимное отношение — он должен быть качественный, с шутками, насыщенный информационно и так далее. Я работаю очень старательно, ни одного случайного слова, каждая цифра проверена. Поэтому когда речь о серьезном материале, расценки могут быть и выше. Особенно, если это корпоративное издание, допустим, нефтяной компании. Нет, я не пишу о нефти, но в таких изданиях самые разные тексты. Даже обычное интервью — это большая работа, а не просто расшифровка аудио: это и подготовка, и то, что я называю монтаж — начать с интересного вопроса, выстроить драматургию текста, «нарисовать» красивый финал, даже сделать собеседника чуть тоньше и умнее. В общем, есть суммы, за которые я, если пользоваться знаменитой фразой Линды Евангелисты, даже с постели не встану.

Но будем честны: золотые времена сытой журналистики прошли. Помнится, когда-то мне за маленький текст спокойно выкатывали 500 долларов. А работал я над ним примерно час. Красиво жили. Нет, упала экономика, упали и расценки. Чтобы выживать, надо делать много. Мне так и подавно: все-таки трое детей. Поскольку я пишу большие тексты, и каждый день по 10 тысяч знаков, было бы непросто, учитывая, что я это делаю достаточно кропотливо. В нормальном режиме получается 2-3 текста в неделю. Фрилансом я живу уже год и в чем-то это, конечно, комфортнее: утром встал, никуда не спешишь, могу забрать из сада маленькую дочку и погулять с ней. Но с другой стороны, я — человек, вышедший из советской эпохи, и привык к режиму — встал, оделся, пошел на работу. Поэтому если кто-то мне предложит интересную работу с хорошей зарплатой в офисе, я соглашусь.

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

У меня есть сложившийся круг изданий, для которых я пишу, но иногда возникают и какие-то новые. Как человеку, у которого уже давно есть имя в журналистике и который никогда не халтурит, мне найти работу на фрилансе несложно. Точнее, есть постоянный поток заказов, и я могу себе позволить не иметь никакого плана: за эту неделю не меньше пяти текстов! Могу позволить себе никого не дергать: дайте мне написать хоть о чем-то! Только если  возникает нечто, про что мне хочется срочно рассказать, например, появляется какой-то художник, режиссер, который мне страшно понравился. Или некое важное событие. Тогда я начинаю звонить и говорить: давайте срочно напишем об этом. И мне редко отказывают.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Лично мне тексты обычно заказывают главные или шеф-редакторы, и все проходит гладко. Работа обычного редактора сводится непосредственно к мелкой правке, ловле блох. Но редактор должен быть въедливый, все эти маленькие недостатки замечать: вот я, например, пишу о героине и упоминаю ее мужа. Тут правильный редактор спрашивает: «Леша, а как его зовут?  Чем он занимается?»

Все просто: хороший редактор — тот, который выпускает хороший текст. Хороший текст — тот, где есть две главных составляющих — информация и эмоции. Короче, который просто интересно и легко читать.

Елена Догадина
Автор телеграм-канала «Раскрепощение», журналист-фрилансер в «Афиша Daily», Wonderzine, «Лайфхакер»
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Я живу в Казани и казанско-московские цены из моего опыта — от 500 рублей до 8 тысяч за текст. Но это сильно зависит от фриланса — начинать приходилось с разного, сейчас я работаю только там, где мне подходит политика издания, тема и темп работы. Фактически, наконец-то занимаюсь тем, чем хочу, там, где хочу и на каких мне удобно условиях. И здесь цифры начинаются от 3500 тысяч за текст. 

Еще недавно я писала только для «Афиши» и Wonderzine — казалось, что по 5-7 текстов для каждого из двух изданий в месяц (всего 2-3 текста в неделю) мне будет достаточно не только на еду, съем квартиры, проезд и два кофе в месяц, а на зимнюю одежду, медицину и путешествия. Но схема оказалась фантастической, потому что сложно организовать так, чтоб заказы были регулярны, к тому же, одно из изданий платит через два месяца после публикации, а другое — через месяц. То есть третье место работы мне было нужно в любом случае, и недавно нашелся «Лайфхакер». 

Естественно, я пытаюсь писать больше, но, к примеру, последние тексты были про историю менструаций в СССР и своеобразную историю советского одиночества на примере газетных публикаций. То есть это довольно серьезная работа — на сбор материала, поиск спикеров и написание уходит как минимум неделя. Плюс у каждого издания есть свое расписание выпуска статей. В дополнение ко всему я веду свой канал и стараюсь ходить в библиотеку, чтобы продолжать исследования. В дальнейшем, возможно, получится зарабатывать на канале, интересные проекты хочется рекламировать, но я трепетно отношусь к рекламе в каналах. Например, я отписалась от дико полезного и интересного канала о журналистике, потому что в подборке рекламы был сексистский паблик с фотографиями полуголых девушек и под фото — ссылки на их инстаграм. И пока что ко мне обращаются только подобные рекламодатели.

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Если говорить о подработке в около-журналистской сфере, рекламных текстах — то все это найти легко. Работаешь ты с этим или нет — дело принципа, а не сложностей поиска. Так что ты один раз отвечаешь для себя на вопрос, какие у тебя принципы, и от ответа будет зависеть дальнейший заработок. Во время учебы на журфаке я работала по специальности — и в издательствах, и в рекламу заглядывала, и на полной ставке, и на полставки, и внештаником, потому что иначе понять профессию было невозможно, сам университет застрял далеко в прошлом, самые новые учебники были за 2002, в журналистике это провал. И уже в конце второго курса начала формулировать тему, на которой хотела бы остановиться. Это разные ситуации, связанные с насилием: подростковые суициды, изнасилования, насилие в полиции. И вот найти на эту тему покупателя оказалось ужасно сложно, не получалось убедить редакторов дать мне писать об этом. В конце 4 курса, по следам своей дипломной работы я создала телеграм-канал, в котором исследую репрезентацию женщин, в основном, но и мужчин, и детей, и семьи в целом, и взгляд на секс и гомосексуальность в прессе СССР. Канал стал визитной карточкой моей компетенции. В него пришли доктора исторических наук и мне неожиданно пришлось читать тонны литературы, теперь они и статьи в журналах мои читают и оценивают с научной точки зрения. Благодаря каналу я вышла на «Афишу» и Wоnderzine. Причем «Афиша» нашла меня сама. Так что моя стратегия поиска работы — это выбор специализации и презентации себя как автора, ориентирующегося в конкретном вопросе.

Конечно, нужно работать больше, чем на одно издание — во-первых, это дает разнообразие тем, жанров, мероприятий. Во-вторых, в медиа часто бывают проблемы, в том числе финансовые, не иметь запасного плана слишком рискованно.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Я под этим понимаю человека, который разбирается в теме, а если нет, умеет это признать, и адекватно задает вопросы. Первое время в редакциях я молчала, просто слушала, как со мной разговаривают, насколько свободно я могу вступать с редактором в диалог. Если понимала, что не могу — уходила. Говорить с журналистами на равных, без позиции «я редактор, а ты никто», по-моему, только сейчас становится модно. Это очень упрощает работу, ускоряет ее и делает плодотворнее. Еще со временем я заметила, что не люблю иметь дело не только с грубостью, но и со слащавостью. Я так называю попытки фамильярничать, чтобы сократить дистанцию между начальником и подчиненными — вроде бы это такая новинка из IT-стартапов? Мне надо объяснять мой функционал и возможности, а не обещать кофе, пончики и дружбу. Если вы сумеете вместе с дружбой остаться мне редактором — тогда будет чудесно. Помимо этого, для меня важно чувствовать, что редактор знает, как тебя защитить — потому что за почти 6 лет работы не раз сталкивалась с угрозами и просто агрессией в свой адрес. 

Наталья Бесхлебная

Полина Сурнина
Специалист по связям с общественностью Центра лечебной педагогики, журналист-фрилансер в «Аэрофлот», «Такие дела», «Медуза», «Афиша Daily»
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Средняя цена за материал на сайте — 5 тысяч рублей, бумага — рубль/знак. Есть издания, которые платят чуть больше, чем другие, иногда берешь пару интервью в номер — и сразу 20 тысяч. Я пишу несколько материалов в месяц, могу заработать таким образом 30-50 тысяч. Выживать на это нельзя, нужен хотя бы минимальный постоянный доход. И это не налажено так, что мы какого-то числа месяца решаем с редакторами, сколько и о чем я напишу — это всегда импровизация. Поэтому для меня это не какое-то серьезное зарабатывание денег, имени, репутации или еще чего-то, а отчасти игра, хотя я и занимаюсь этим 10 лет. Пишу в большей степени просто потому, что мне интересно.

Фриланс дает возможность жить очень разнообразно, мысленно путешествовать, выбирать друг от друга далекие темы: вчера были телесериалы, сегодня — дерматовенерологи. Мозг не успевает заплесневеть, ему нужно все время разбираться в какой-нибудь совершенно новой области. Так что такой немножко фитнес. Наверное, это также помогает налаживать контакты: когда кого-то из знакомых назначают главным редактором, я думаю — можно с ним замутить что-нибудь полезное для ЦЛП, иногда пишу на социальные темы, связанные с моей основной работой, летом взяла интервью у директора нашей организации для «Аэрофлота».

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Зависит от качества текста. Если ты готов очень стараться, не рассчитывать на большие деньги и работать быстро, то фриланса много. Я постоянно сотрудничаю с несколькими изданиями, но всегда откликаюсь на новые предложения. Обычно они приходят по рекомендации знакомых. Плюс —  если что-то хорошо прочиталось, кто-то может к тебе прийти сам. Например, когда вышел мой материал про полиаморов на «Афише», который стал популярным, пришла «Медуза» и сказала, что тоже хочет со мной работать. Это гораздо удобнее. Хотя такие вещи скорее исключение, чем правило. Но темы я уже очень давно не предлагаю, если только мне очень-очень надо с кем-то поговорить — тогда я прихожу, например, в «Аэрофлот» и говорю: «Ребята, можно я для вас возьму интервью у Ирины Богушевской?». Обычно это устроено так: звонит, допустим, редактор «Филантропа» и предлагает сходить для них на Каширку, поговорить с мамами детей, которые там лечатся, или взять интервью у директора фонда «Старость в радость» Лизы Олескиной. Но в целом фриланс так устроен, что даже если ты такой весь из себя офигенный специалист, все равно надо барахтаться как-то, не надеяться, что про тебя вспомнят вдруг ни с того ни с сего. Или оттого, что ты вывесил в фейсбук какой-то гениальный материал, сразу посыплются предложения.  Надо постоянно напоминать о себе, писать — ребята, привет, как дела.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Умный. Реагирующий быстро. Человек, который в своей теме держит нос по ветру, понимает, что происходит, будь это благотворительность, путешествия или что-то другое. Для меня вообще не так важно, чтоб редактор умел хорошо писать — важно, чтоб он понимал какие-то вещи, происходящие в той области, в которой он занимается редактурой. Он должен чувствовать тему — если речь об интернет-издании, можно сразу понять, попал ты или нет, интересно это кому-то или нет. Хотя это вообще рулетка. Иногда что-то, что кажется беспроигрышным вариантом, не срабатывает. Вот недавно написала материал про трансгендера для «Медузы» — казалось по всему, что он будет читаемым, а выстрелил не очень. Поэтому особенно ценны редакторы с большим количеством идей, у которых есть потенциал превратиться в удачные тексты. 

Алексей Беляков
Писатель и журналист-фрилансер в Snob, Tatler, Harper`s Basar, GQ и др.
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

В среднем 15-20 тысяч за большую статью. Но у меня к тексту старорежимное отношение — он должен быть качественный, с шутками, насыщенный информационно и так далее. Я работаю очень старательно, ни одного случайного слова, каждая цифра проверена. Поэтому когда речь о серьезном материале, расценки могут быть и выше. Особенно, если это корпоративное издание, допустим, нефтяной компании. Нет, я не пишу о нефти, но в таких изданиях самые разные тексты. Даже обычное интервью — это большая работа, а не просто расшифровка аудио: это и подготовка, и то, что я называю монтаж — начать с интересного вопроса, выстроить драматургию текста, «нарисовать» красивый финал, даже сделать собеседника чуть тоньше и умнее. В общем, есть суммы, за которые я, если пользоваться знаменитой фразой Линды Евангелисты, даже с постели не встану.

Но будем честны: золотые времена сытой журналистики прошли. Помнится, когда-то мне за маленький текст спокойно выкатывали 500 долларов. А работал я над ним примерно час. Красиво жили. Нет, упала экономика, упали и расценки. Чтобы выживать, надо делать много. Мне так и подавно: все-таки трое детей. Поскольку я пишу большие тексты, и каждый день по 10 тысяч знаков, было бы непросто, учитывая, что я это делаю достаточно кропотливо. В нормальном режиме получается 2-3 текста в неделю. Фрилансом я живу уже год и в чем-то это, конечно, комфортнее: утром встал, никуда не спешишь, могу забрать из сада маленькую дочку и погулять с ней. Но с другой стороны, я — человек, вышедший из советской эпохи, и привык к режиму — встал, оделся, пошел на работу. Поэтому если кто-то мне предложит интересную работу с хорошей зарплатой в офисе, я соглашусь.

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

У меня есть сложившийся круг изданий, для которых я пишу, но иногда возникают и какие-то новые. Как человеку, у которого уже давно есть имя в журналистике и который никогда не халтурит, мне найти работу на фрилансе несложно. Точнее, есть постоянный поток заказов, и я могу себе позволить не иметь никакого плана: за эту неделю не меньше пяти текстов! Могу позволить себе никого не дергать: дайте мне написать хоть о чем-то! Только если  возникает нечто, про что мне хочется срочно рассказать, например, появляется какой-то художник, режиссер, который мне страшно понравился. Или некое важное событие. Тогда я начинаю звонить и говорить: давайте срочно напишем об этом. И мне редко отказывают.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Лично мне тексты обычно заказывают главные или шеф-редакторы, и все проходит гладко. Работа обычного редактора сводится непосредственно к мелкой правке, ловле блох. Но редактор должен быть въедливый, все эти маленькие недостатки замечать: вот я, например, пишу о героине и упоминаю ее мужа. Тут правильный редактор спрашивает: «Леша, а как его зовут?  Чем он занимается?»

Все просто: хороший редактор — тот, который выпускает хороший текст. Хороший текст — тот, где есть две главных составляющих — информация и эмоции. Короче, который просто интересно и легко читать.

Елена Догадина
Автор телеграм-канала «Раскрепощение», журналист-фрилансер в «Афиша Daily», Wonderzine, «Лайфхакер»
Какова средняя цена за материал для фрилансера и сколько их нужно делать, чтобы выживать?

Я живу в Казани и казанско-московские цены из моего опыта — от 500 рублей до 8 тысяч за текст. Но это сильно зависит от фриланса — начинать приходилось с разного, сейчас я работаю только там, где мне подходит политика издания, тема и темп работы. Фактически, наконец-то занимаюсь тем, чем хочу, там, где хочу и на каких мне удобно условиях. И здесь цифры начинаются от 3500 тысяч за текст. 

Еще недавно я писала только для «Афиши» и Wonderzine — казалось, что по 5-7 текстов для каждого из двух изданий в месяц (всего 2-3 текста в неделю) мне будет достаточно не только на еду, съем квартиры, проезд и два кофе в месяц, а на зимнюю одежду, медицину и путешествия. Но схема оказалась фантастической, потому что сложно организовать так, чтоб заказы были регулярны, к тому же, одно из изданий платит через два месяца после публикации, а другое — через месяц. То есть третье место работы мне было нужно в любом случае, и недавно нашелся «Лайфхакер». 

Естественно, я пытаюсь писать больше, но, к примеру, последние тексты были про историю менструаций в СССР и своеобразную историю советского одиночества на примере газетных публикаций. То есть это довольно серьезная работа — на сбор материала, поиск спикеров и написание уходит как минимум неделя. Плюс у каждого издания есть свое расписание выпуска статей. В дополнение ко всему я веду свой канал и стараюсь ходить в библиотеку, чтобы продолжать исследования. В дальнейшем, возможно, получится зарабатывать на канале, интересные проекты хочется рекламировать, но я трепетно отношусь к рекламе в каналах. Например, я отписалась от дико полезного и интересного канала о журналистике, потому что в подборке рекламы был сексистский паблик с фотографиями полуголых девушек и под фото — ссылки на их инстаграм. И пока что ко мне обращаются только подобные рекламодатели.

Легко ли найти работу на фрилансе? Чаще это постоянное сотрудничество с одним изданием или эпизодическая работа с несколькими?

Если говорить о подработке в около-журналистской сфере, рекламных текстах — то все это найти легко. Работаешь ты с этим или нет — дело принципа, а не сложностей поиска. Так что ты один раз отвечаешь для себя на вопрос, какие у тебя принципы, и от ответа будет зависеть дальнейший заработок. Во время учебы на журфаке я работала по специальности — и в издательствах, и в рекламу заглядывала, и на полной ставке, и на полставки, и внештаником, потому что иначе понять профессию было невозможно, сам университет застрял далеко в прошлом, самые новые учебники были за 2002, в журналистике это провал. И уже в конце второго курса начала формулировать тему, на которой хотела бы остановиться. Это разные ситуации, связанные с насилием: подростковые суициды, изнасилования, насилие в полиции. И вот найти на эту тему покупателя оказалось ужасно сложно, не получалось убедить редакторов дать мне писать об этом. В конце 4 курса, по следам своей дипломной работы я создала телеграм-канал, в котором исследую репрезентацию женщин, в основном, но и мужчин, и детей, и семьи в целом, и взгляд на секс и гомосексуальность в прессе СССР. Канал стал визитной карточкой моей компетенции. В него пришли доктора исторических наук и мне неожиданно пришлось читать тонны литературы, теперь они и статьи в журналах мои читают и оценивают с научной точки зрения. Благодаря каналу я вышла на «Афишу» и Wоnderzine. Причем «Афиша» нашла меня сама. Так что моя стратегия поиска работы — это выбор специализации и презентации себя как автора, ориентирующегося в конкретном вопросе.

Конечно, нужно работать больше, чем на одно издание — во-первых, это дает разнообразие тем, жанров, мероприятий. Во-вторых, в медиа часто бывают проблемы, в том числе финансовые, не иметь запасного плана слишком рискованно.

Что такое хороший редактор, с вашей точки зрения?

Я под этим понимаю человека, который разбирается в теме, а если нет, умеет это признать, и адекватно задает вопросы. Первое время в редакциях я молчала, просто слушала, как со мной разговаривают, насколько свободно я могу вступать с редактором в диалог. Если понимала, что не могу — уходила. Говорить с журналистами на равных, без позиции «я редактор, а ты никто», по-моему, только сейчас становится модно. Это очень упрощает работу, ускоряет ее и делает плодотворнее. Еще со временем я заметила, что не люблю иметь дело не только с грубостью, но и со слащавостью. Я так называю попытки фамильярничать, чтобы сократить дистанцию между начальником и подчиненными — вроде бы это такая новинка из IT-стартапов? Мне надо объяснять мой функционал и возможности, а не обещать кофе, пончики и дружбу. Если вы сумеете вместе с дружбой остаться мне редактором — тогда будет чудесно. Помимо этого, для меня важно чувствовать, что редактор знает, как тебя защитить — потому что за почти 6 лет работы не раз сталкивалась с угрозами и просто агрессией в свой адрес. 

Наталья Бесхлебная

Актуальные вакансии по теме
Подробнее
от 39 000 до 55 000 руб.
Подробнее
10 июля
Посмотреть все вакансии