Назад к списку Экспертное мнение
20 сентября

Зарплаты операторов документального кино

Mediajobs.ru спросил у операторов, может ли документальное кино быть источником постоянного дохода, стоит ли подрабатывать на телевидении и что изменилось в индустрии после кризиса.

  • Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?
  • Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?
  • Сколько получают операторы документального кино?
Ольга Свиридова
«Хранители», «Рыцари неба», «По ком не звонит колокол» и др.
Ирина Шаталова
«Девственность», «Линар», «Безработные» и др.
Сергей Амирджанов
«Конкурс», «Кольца мира», «Земляки» и др.
Юлия Галочкина
«Кардиополитика», «Бакуров», «Семья» и др.
Иван Алферов
«Медовый месяц на луне», «Коктебельские камушки», «10 сантиметров жизни» и др.
Ольга Свиридова
«Хранители», «Рыцари неба», «По ком не звонит колокол» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Складывается у всех по-разному. Кто-то, возможно, четко ориентирован изначально на определенный вид съемок, но большинство операторов достаточно разносторонние. В процессе обучения и работы на первых проектах приходит некоторое понимание, куда тебя повело, чем хочется заниматься в профессии. Тут много зависит от случая. К примеру, хотел оператор снимать обезьянок в джунглях, а его позвали на музыкальный клип по знакомству. Снял хорошо, позвали еще, потом еще, и поехало — стал снимать клипы. Документальное кино как основная работа — это обычное дело. Если это нравится человеку, он преуспел, профессиональный потенциал раскрылся именно там — прекрасно.

У меня постоянного источника заработка нет. Бывают периодами проекты один за другим, искать не надо, появляется какая-нибудь компания, которая зовет работать более или менее регулярно. Бывают и период затишья. Между проектами работаешь, где получится. Случаются разовые съемки. Типа подмены оператора на чужом проекте или когда многокамерная история у коллег. А случается, что какое-то время сидишь без работы. Но мне так организовывать свою жизнь не тяжело, мне это подходит.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

Тут многое зависит от того, что подразумевается под работой телеоператором? Многие мои документальные фильмы показывались на канале «Культура». Я телеоператор? Я снимала и чисто, как мы говорим, «для телика», но все-таки это были передачи в документальной стилистике. Так что, думаю, все совместимо. Работа на ТВ кормит своей периодичностью, тогда как проекты с большой буквы могут быть редки.

Сколько получают операторы документального кино?

Гонорар оператора в нашей стране очень разнообразен. Благодаря отсутствию какой-то общей тарификации, профсоюзов и системе откатов. Я бы сказала — от 5 до 25 тысяч в смену. Зависит от проекта и вообще многих факторов. Есть, например, заказное корпоративное видео, когда для крупной компании делают фильм об их деятельности, — в этом случае могут выходить приличные суммы. А иногда мне озвучивают небольшой гонорар в скромном доке как окончательный — и мое дело либо согласиться, либо нет. Иногда по опыту чувствуешь, что названная сумма — это только первое предложение и есть смысл назвать свою сумму, выше. Хотелось бы сейчас не опускаться ниже 10 тысяч в смену. Кризис чувствуется, режиссеры и продюсеры часто давят, что кино, мол, не окупается, денег не приносит студии, работаем в убыток и так далее. Давай, мол, снимать по ставкам 5-6-летней давности. Бывает, что проект интересен сам по себе или предполагает интересное путешествие, работу с отличным режиссером. Тогда вопрос гонорара вторичен.

Ирина Шаталова
«Девственность», «Линар», «Безработные» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Можно и нужно. Отдельный вопрос — гонорары оператора-документалиста, которые пока что, к сожалению, далеки от российских стандартов игровых кинооператоров. Студии, работающие исключительно по заказам минкульта РФ, вообще считают нормальным предлагать операторам суммы, идентичные тем, которые платили 15 лет назад. Лично я с подобными студиями не работаю. Постоянного источника дохода в понимании зарплаты такого-то числа каждого месяца у меня нет, но авторских гонораров за несколько проектов в год мне вполне хватает для жизни. Правда, это вещь весьма субъективная — запросы и нужды у всех очень разные.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

На 2-3 курсе ВГИКа я подрабатывала оператором на цикле телевизионных передач про путешествия по России. Мы с режиссером объездили десятки областей страны и увидели сотни необыкновенных мест. В той работе было несколько очевидных плюсов: необычная для студентов стабильность заработка; можно было заниматься по сути только видеонаблюдениями — в программе не было ведущего с микрофоном или чего-то подобного; продюсеры программы были всем довольны и не требовали чего-то особенно форматного от изображения; путешествия давали возможность изучать новые пространства и находить интересные темы и героев для собственного будущего кино. А главным минусом была общая глупость всего происходящего и поверхностный подход, как всегда на телевидении. 

С тех пор я больше никогда не работала на ТВ и считаю, что эта работа лично меня бы вгоняла в очень хмурое состояние. Мне проще получить еще одну профессию и работать кем-то другим, чем телевизионным оператором. 

Здесь важно отметить, что иногда (очень-очень редко) российское телевидение (зарубежное гораздо чаще) может выступить заказчиком или сопродюсером документального кино. В частности, однажды мне довелось принять участие в очень интересном документальном проекте Кирилла Серебренникова «Театр в тюрьме», который был снят благодаря финансовой поддержке телеканала «Звезда». Фильм был совершенно неформатный, для меня до сих пор большая загадка — как так вышло, что этот канал за него взялся. Но это, скорее, исключение, подтверждающее правило: телевидение и кино далеки друг от друга как газета от книги.

Сколько получают операторы документального кино?

Уверена, у всех операторов разный подход к переговорам о деньгах. Но есть первоначальный критерий обсуждения гонорара, с которого начинается любой денежный разговор — посменная оплата или проектная (за все). У операторов документального кино нет отдельной профессиональной организации, и стандарты оплаты официально нигде не прописаны. Поэтому подозреваю, что разброс сумм велик. Но, наверное, не ошибусь, если скажу, что нижняя планка у действительно снимающего оператора документального кино в России — 15 тысяч рублей в смену. Если говорить о европейском уровне проекта (и бюджета), — от 400 евро в смену. Но многое зависит от специфики проекта. Все мы знаем, что документальное кино может сниматься месяцами и даже годами. Соответственно, на берегу часто бывает невозможно со всей точностью понять, сколько в итоге будет съемочных дней. Поэтому лично я часто соглашаюсь на общий проектный гонорар без досконального подсчета смен.

Если я хорошо знакома с режиссером, и его новый замысел мне интересен, но на проекте еще нет бюджета, то для меня не проблема пуститься в съемочное путешествие вообще без изначального фиксированного гонорара. Но в этом случае я считаю важным договориться о последующих выплатах — проценте от будущего потенциального бюджета или проценте от возможной прибыли, в общем, об авторском праве на фильм. Очень часто фонды и продюсеры подключаются к проекту уже на стадии съемок или постпродакшна, и в этом случае они должны отдавать себе отчет, что у фильма помимо режиссера есть и другие авторы, с которыми необходимо рассчитаться, прежде чем начать распоряжаться фильмом.

Сергей Амирджанов
«Конкурс», «Кольца мира», «Земляки» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Конечно, возможно. И тут я не разделяю документальное кино это или игровое. Кино оно и есть кино — если твоя цель была зарабатывать большие деньги, надо было идти в институт нефти и газа, а не во ВГИК. Тут ты себя с самого начала ставишь в ситуацию не комфортную. Никто тебя сначала не знает и никуда сам не позовет, надо что-то предпринимать. Да, мы никогда точно не знаем, что будет дальше — этим мы отличаемся от людей, которые работают с 9 до 18. Между проектами бывают подработки — это обычно игровые жанровые ролики, чаще рекламного характера.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

В 2008 году я заканчивал ВГИК, и мне пришлось несколько смен провести, снимая телепередачу для спортивного канала. Я считаю, что навыки документалиста — поймать момент — можно тренировать и там, но там это никому особенно не нужно. Такой подход очень расслабляет, и со временем операторы, ушедшие «на телик», могут потерять свои умения, свой художественный взгляд , который когда-то был, перестать развиваться.

Сравнивать ТВ и документальное кино не стоит: даже то, которое снято в более-менее документальной стилистике, но под определенный телеформат, сильно отличается от фестивального кино. Есть исключения — когда фестивальное кино покупается телевидением. В нашем эфире был один прекрасный канал 24_DOC, где транслировалось настоящее документальное кино, но он закрылся.

Сколько получают операторы документального кино?

Все зависит от проекта, каждый раз все по-разному и индивидуально. Сейчас в силу кризиса отсеивается «ширпотреб» — люди которым интересно заработать на кино, а не снять качественно и интересно. Иногда ты можешь получить вместо денег имя и большой фестивальный резонанс. Есть конечно минимум, ниже которого я «лучше передохну», чем выйду на смену, ведь работа оператора очень утомительная как психологически, так и физически.

Юлия Галочкина
«Кардиополитика», «Бакуров», «Семья» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Ситуация сейчас сильно меняется в худшую сторону — в кино вообще, а в документальном, как в ответвлении, тем более. В данный момент я вынуждена идти на компромиссы и часто соглашаться на просто работу, чтобы выжить, а не ждать появления каких-то творческих проектов, которые дают реализацию. Хотя в принципе, мне кажется, документальное кино не стоит рассматривать как такой прямо стабильный источник дохода даже в лучшие времена. Это чистое творчество, а оно всегда зависит от многих обстоятельств и не может стоять на конвейере. Правда, пару-тройку лет назад, на мой взгляд, с этим было проще. Причем это связано не только с ситуацией в нашем государстве, но и с мировыми процессами — меняется подход, скорости производства, усиливается зависимость от финансов. При этом я все-таки уже 13 лет ни копейки не зарабатывала чем-то, кроме кино.  Просто оно бывает разным. Есть люди, которые совсем не идут на компромиссы, но это, скорее, исключения — не у всех есть такая возможность.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

С телевидением я сталкивалась очень давно — еще на втором курсе ВГИКа снимала передачу которая называлась «дневник путешественника» — мы ездили и снимали, что хотели, то есть у меня были абсолютно развязаны руки, там не было никакого формата. Поэтому была возможность пробовать всякие штуки просто ради собственного удовольствия — например, разные фильтры — и я всегда привозила хороший материал, за что меня очень любили. А вообще я с телевидением не связываюсь. На мой взгляд в телевидении все представления о процессе слишком искажены, и даже те деньги, которые можно заработать, не заставят меня наступить на все свои принципы. Да, там просто другой жанр, но это если мы говорим об уровне BBC или Arte. У нас на телевидении часто пытаются добиться результата любыми средствами. На мой взгляд, эти средства не всегда честные, я не хочу тратить время своей жизни на это. Бывает, что говоришь людям, что мы снимем документальное кино, а они тебя сразу посылают — да идите вы со своим телевидением. Стандартная реакция в любой деревне, где бы ты ни снимал. У многих моих знакомых, которые так или иначе сталкивались с работой на телевидении, происходила деформация, и они уже не возвращались в кино. Меняется подход к работе. К деньгам привыкаешь, конечно, но главное, что мозг перестает развиваться. Серьезно — просто привыкаешь выбирать более простой и быстрый путь. Я лучше возьму какую-нибудь разовую халтуру, поснимаю какую-нибудь голову говорящую для рекламы, чем пойду в периодическую работу на ТВ.

Сколько получают операторы документального кино?

Средняя ставка это 230-250 евро за смену. Но, конечно, с оператором часто договариваются на полную сумму за весь фильм, это нормально. Особенно если ты соглашаешься на длительный проект. Смена может стоить меньше, потому что ты не будешь работать каждый день — тогда прикидываешь, что можно еще успеть и как отрегулировать свои доходы. Но, честно говоря, если попробовать пересчитать эту годовую зарплату примерно на смены, то меньше 200 евро за полную смену — это уже не работа. Приблизительно к этой цифре ты так или иначе стремишься приблизиться.

Иван Алферов
«Медовый месяц на луне», «Коктебельские камушки», «10 сантиметров жизни» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

С трудом. Все, кого я знаю, так или иначе совмещают документальное кино с другими проектами: кто-то — с игровыми фильмами, кто-то — с клипами или рекламой. Вообще, мне кажется, сейчас более востребованы универсалы. У меня между относительно большими проектами время от времени случаются разовые съемки.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

Да, я работал на ТВ. Но не в штате, а тоже как фрилансер. Соответственно вполне удавалось совмещать в организационном плане, гораздо сложнее переключаться самому — все-таки требования к оператору немного отличаются. Самый простой пример: на ТВ обычно снимают короткими планами, а в фестивальном кино, наоборот, часто хорошо работают длинные кадры. Случается, что, привыкнув снимать коротко, оператор выключает камеру ровно в тот момент, когда в кадре, собственно, и начинается кино. Но с другой стороны — работа на телевидении учит быстро реагировать на происходящее вокруг и вообще работать быстрее. Для меня это был полезный опыт.

Сколько получают операторы документального кино?

После кризиса гонорары в рублях почти не изменились. В основном кризис проявляется, скорее, в снижении количества предложений, чем в просьбах поработать за меньшие деньги. В последнее время у меня оплата считается посменно (не могу сказать за других, но сейчас почти все мои переговоры начинаются с вопроса: «сколько стоит смена?»). Предложение о гонораре не посменно, а за проект, возникает только в случае, когда съемки предполагают длительные или многочисленные командировки. По моим ощущениям, оплата зависит в большей степени от способности вести переговоры, чем от статуса оператора или уровня проекта. Чаще спрашивают, сколько я хочу, после чего либо соглашаются, либо бесследно исчезают — «торг» почему-то довольно редок.

 

Наталья Бесхлебная 

Ирина Шаталова
«Девственность», «Линар», «Безработные» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Можно и нужно. Отдельный вопрос — гонорары оператора-документалиста, которые пока что, к сожалению, далеки от российских стандартов игровых кинооператоров. Студии, работающие исключительно по заказам минкульта РФ, вообще считают нормальным предлагать операторам суммы, идентичные тем, которые платили 15 лет назад. Лично я с подобными студиями не работаю. Постоянного источника дохода в понимании зарплаты такого-то числа каждого месяца у меня нет, но авторских гонораров за несколько проектов в год мне вполне хватает для жизни. Правда, это вещь весьма субъективная — запросы и нужды у всех очень разные.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

На 2-3 курсе ВГИКа я подрабатывала оператором на цикле телевизионных передач про путешествия по России. Мы с режиссером объездили десятки областей страны и увидели сотни необыкновенных мест. В той работе было несколько очевидных плюсов: необычная для студентов стабильность заработка; можно было заниматься по сути только видеонаблюдениями — в программе не было ведущего с микрофоном или чего-то подобного; продюсеры программы были всем довольны и не требовали чего-то особенно форматного от изображения; путешествия давали возможность изучать новые пространства и находить интересные темы и героев для собственного будущего кино. А главным минусом была общая глупость всего происходящего и поверхностный подход, как всегда на телевидении. 

С тех пор я больше никогда не работала на ТВ и считаю, что эта работа лично меня бы вгоняла в очень хмурое состояние. Мне проще получить еще одну профессию и работать кем-то другим, чем телевизионным оператором. 

Здесь важно отметить, что иногда (очень-очень редко) российское телевидение (зарубежное гораздо чаще) может выступить заказчиком или сопродюсером документального кино. В частности, однажды мне довелось принять участие в очень интересном документальном проекте Кирилла Серебренникова «Театр в тюрьме», который был снят благодаря финансовой поддержке телеканала «Звезда». Фильм был совершенно неформатный, для меня до сих пор большая загадка — как так вышло, что этот канал за него взялся. Но это, скорее, исключение, подтверждающее правило: телевидение и кино далеки друг от друга как газета от книги.

Сколько получают операторы документального кино?

Уверена, у всех операторов разный подход к переговорам о деньгах. Но есть первоначальный критерий обсуждения гонорара, с которого начинается любой денежный разговор — посменная оплата или проектная (за все). У операторов документального кино нет отдельной профессиональной организации, и стандарты оплаты официально нигде не прописаны. Поэтому подозреваю, что разброс сумм велик. Но, наверное, не ошибусь, если скажу, что нижняя планка у действительно снимающего оператора документального кино в России — 15 тысяч рублей в смену. Если говорить о европейском уровне проекта (и бюджета), — от 400 евро в смену. Но многое зависит от специфики проекта. Все мы знаем, что документальное кино может сниматься месяцами и даже годами. Соответственно, на берегу часто бывает невозможно со всей точностью понять, сколько в итоге будет съемочных дней. Поэтому лично я часто соглашаюсь на общий проектный гонорар без досконального подсчета смен.

Если я хорошо знакома с режиссером, и его новый замысел мне интересен, но на проекте еще нет бюджета, то для меня не проблема пуститься в съемочное путешествие вообще без изначального фиксированного гонорара. Но в этом случае я считаю важным договориться о последующих выплатах — проценте от будущего потенциального бюджета или проценте от возможной прибыли, в общем, об авторском праве на фильм. Очень часто фонды и продюсеры подключаются к проекту уже на стадии съемок или постпродакшна, и в этом случае они должны отдавать себе отчет, что у фильма помимо режиссера есть и другие авторы, с которыми необходимо рассчитаться, прежде чем начать распоряжаться фильмом.

Сергей Амирджанов
«Конкурс», «Кольца мира», «Земляки» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Конечно, возможно. И тут я не разделяю документальное кино это или игровое. Кино оно и есть кино — если твоя цель была зарабатывать большие деньги, надо было идти в институт нефти и газа, а не во ВГИК. Тут ты себя с самого начала ставишь в ситуацию не комфортную. Никто тебя сначала не знает и никуда сам не позовет, надо что-то предпринимать. Да, мы никогда точно не знаем, что будет дальше — этим мы отличаемся от людей, которые работают с 9 до 18. Между проектами бывают подработки — это обычно игровые жанровые ролики, чаще рекламного характера.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

В 2008 году я заканчивал ВГИК, и мне пришлось несколько смен провести, снимая телепередачу для спортивного канала. Я считаю, что навыки документалиста — поймать момент — можно тренировать и там, но там это никому особенно не нужно. Такой подход очень расслабляет, и со временем операторы, ушедшие «на телик», могут потерять свои умения, свой художественный взгляд , который когда-то был, перестать развиваться.

Сравнивать ТВ и документальное кино не стоит: даже то, которое снято в более-менее документальной стилистике, но под определенный телеформат, сильно отличается от фестивального кино. Есть исключения — когда фестивальное кино покупается телевидением. В нашем эфире был один прекрасный канал 24_DOC, где транслировалось настоящее документальное кино, но он закрылся.

Сколько получают операторы документального кино?

Все зависит от проекта, каждый раз все по-разному и индивидуально. Сейчас в силу кризиса отсеивается «ширпотреб» — люди которым интересно заработать на кино, а не снять качественно и интересно. Иногда ты можешь получить вместо денег имя и большой фестивальный резонанс. Есть конечно минимум, ниже которого я «лучше передохну», чем выйду на смену, ведь работа оператора очень утомительная как психологически, так и физически.

Юлия Галочкина
«Кардиополитика», «Бакуров», «Семья» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

Ситуация сейчас сильно меняется в худшую сторону — в кино вообще, а в документальном, как в ответвлении, тем более. В данный момент я вынуждена идти на компромиссы и часто соглашаться на просто работу, чтобы выжить, а не ждать появления каких-то творческих проектов, которые дают реализацию. Хотя в принципе, мне кажется, документальное кино не стоит рассматривать как такой прямо стабильный источник дохода даже в лучшие времена. Это чистое творчество, а оно всегда зависит от многих обстоятельств и не может стоять на конвейере. Правда, пару-тройку лет назад, на мой взгляд, с этим было проще. Причем это связано не только с ситуацией в нашем государстве, но и с мировыми процессами — меняется подход, скорости производства, усиливается зависимость от финансов. При этом я все-таки уже 13 лет ни копейки не зарабатывала чем-то, кроме кино.  Просто оно бывает разным. Есть люди, которые совсем не идут на компромиссы, но это, скорее, исключения — не у всех есть такая возможность.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

С телевидением я сталкивалась очень давно — еще на втором курсе ВГИКа снимала передачу которая называлась «дневник путешественника» — мы ездили и снимали, что хотели, то есть у меня были абсолютно развязаны руки, там не было никакого формата. Поэтому была возможность пробовать всякие штуки просто ради собственного удовольствия — например, разные фильтры — и я всегда привозила хороший материал, за что меня очень любили. А вообще я с телевидением не связываюсь. На мой взгляд в телевидении все представления о процессе слишком искажены, и даже те деньги, которые можно заработать, не заставят меня наступить на все свои принципы. Да, там просто другой жанр, но это если мы говорим об уровне BBC или Arte. У нас на телевидении часто пытаются добиться результата любыми средствами. На мой взгляд, эти средства не всегда честные, я не хочу тратить время своей жизни на это. Бывает, что говоришь людям, что мы снимем документальное кино, а они тебя сразу посылают — да идите вы со своим телевидением. Стандартная реакция в любой деревне, где бы ты ни снимал. У многих моих знакомых, которые так или иначе сталкивались с работой на телевидении, происходила деформация, и они уже не возвращались в кино. Меняется подход к работе. К деньгам привыкаешь, конечно, но главное, что мозг перестает развиваться. Серьезно — просто привыкаешь выбирать более простой и быстрый путь. Я лучше возьму какую-нибудь разовую халтуру, поснимаю какую-нибудь голову говорящую для рекламы, чем пойду в периодическую работу на ТВ.

Сколько получают операторы документального кино?

Средняя ставка это 230-250 евро за смену. Но, конечно, с оператором часто договариваются на полную сумму за весь фильм, это нормально. Особенно если ты соглашаешься на длительный проект. Смена может стоить меньше, потому что ты не будешь работать каждый день — тогда прикидываешь, что можно еще успеть и как отрегулировать свои доходы. Но, честно говоря, если попробовать пересчитать эту годовую зарплату примерно на смены, то меньше 200 евро за полную смену — это уже не работа. Приблизительно к этой цифре ты так или иначе стремишься приблизиться.

Иван Алферов
«Медовый месяц на луне», «Коктебельские камушки», «10 сантиметров жизни» и др.
Можно ли рассматривать документальное кино как основной вид работы и источник постоянного заработка?

С трудом. Все, кого я знаю, так или иначе совмещают документальное кино с другими проектами: кто-то — с игровыми фильмами, кто-то — с клипами или рекламой. Вообще, мне кажется, сейчас более востребованы универсалы. У меня между относительно большими проектами время от времени случаются разовые съемки.

Что вы думаете по поводу подработки в качестве телеоператора?

Да, я работал на ТВ. Но не в штате, а тоже как фрилансер. Соответственно вполне удавалось совмещать в организационном плане, гораздо сложнее переключаться самому — все-таки требования к оператору немного отличаются. Самый простой пример: на ТВ обычно снимают короткими планами, а в фестивальном кино, наоборот, часто хорошо работают длинные кадры. Случается, что, привыкнув снимать коротко, оператор выключает камеру ровно в тот момент, когда в кадре, собственно, и начинается кино. Но с другой стороны — работа на телевидении учит быстро реагировать на происходящее вокруг и вообще работать быстрее. Для меня это был полезный опыт.

Сколько получают операторы документального кино?

После кризиса гонорары в рублях почти не изменились. В основном кризис проявляется, скорее, в снижении количества предложений, чем в просьбах поработать за меньшие деньги. В последнее время у меня оплата считается посменно (не могу сказать за других, но сейчас почти все мои переговоры начинаются с вопроса: «сколько стоит смена?»). Предложение о гонораре не посменно, а за проект, возникает только в случае, когда съемки предполагают длительные или многочисленные командировки. По моим ощущениям, оплата зависит в большей степени от способности вести переговоры, чем от статуса оператора или уровня проекта. Чаще спрашивают, сколько я хочу, после чего либо соглашаются, либо бесследно исчезают — «торг» почему-то довольно редок.

 

Наталья Бесхлебная 

Актуальные вакансии по теме
Подробнее
Московская область - Юг
по договоренности
Подробнее
01 декабря
Подробнее
Московская область - Восток
по договоренности
Подробнее
27 ноября
Подробнее
по договоренности
Подробнее
20 ноября
Посмотреть все вакансии